Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019


Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Людовико Эйнауди: биография, карьера и личная жизнь

Содержание статьи

Людовико появился на свет глубокой осенью 1955 года в итальянском городке Турин, что в регионе Пьемонт. Его дедушка Луиджи занимал должность президента Италии, а отец Джулио работал издателем, выпуская в свет шедевры итальянских писателей. Рената, мать Людовико, мастерски играла на фортепиано, поскольку ее отец Уальдо Альдрованди был профессиональным пианистом и дирижером, мигрировавшим из Австрии. По-видимому, мать и привила сыну любовь к творчеству и к фортепиано, хотя свои первые работы будущий композитор писал в переложении для классической гитары.

Юношей же он пошел учиться в миланскую консерваторию, и с отличием закончил образование, получив диплом в 1982 году. Его талант заметил знаменитый пианист Лучано Берио, с помощью которого Людовико поучаствовал в Тэнглвудском музыкальном фестивале. В своих интервью Людовико с большой теплотой и благодарностью отзывается о своем наставнике.

Основную известность этому композитору принесло музыкальное сопровождение к кинофильмам «Черный лебедь», Доктор Живаго», циклу документальных лент «Это Англия» и многие другие. Людовико популярен не только у себя на родине, где он удостоен множества наград и даже является обладателем почетного ордена, но и на мировом сервисе Itunes, где число покупок его произведений увеличивается с каждым днем. Помимо этого, он сотрудничает с множеством звезд и звукозаписывающих студий в качестве сессионного музыканта, и его музыка используется в рекламных роликах, трейлерах, а также видеоиграх.

Один из самых удивительный роликов с участием Людовико Эйнауди – запись его произведения Elegy for the Arctic, которое он исполняет на фортепьяно, причем и маэстро и инструмент плывут на льдине меж величественных снегов Арктики. Как оказалось, этот перфоманс был создан всемирной экологической организацией Greenpeace, которая захотела обратить внимание на глобальную проблему таяния ледников в Арктике.

Впоследствии композитор решил и дальше заниматься общественной деятельностью, и уже стал привлекать внимание к проблеме нехватке воды в Африке, словом, музыкант стал одним из тех людей, кто пытается сохранить нашу чудесную планету для потомков. Как он сам утверждает, источниками вдохновения для него служат путешествия, живопись и хорошее вино.

Личная жизнь

Про свою личную жизнь Людовико предпочитает умалчивать, никакой информации на этот счет он не дает ни в интервью, ни в своих аккаунтах в социальных сетях. Для окружающих Эйнауди – это его музыка, а частная жизнь и покой семьи тщательно им оберегаются. Известно лишь, что у него любящая жена и двое детей, сын Лео и дочь Джессика.



Эйнауди, Людовико

День рождения 23 ноября 1955

итальянский композитор и пианист

Людовико Эйнауди (итал. Ludovico Einaudi; род. 23 ноября 1955, Турин, Италия) — итальянский композитор и пианист. Обучался в Миланской консерватории имени Джузеппе Верди, а также у композитора Лучано Берио. Начал свою карьеру в качестве классического композитора, вскоре добавив в свои произведения другие стили, включая поп- и рок-музыку, этническую и народную музыку. В своей музыке Эйнауди также часто использовал стиль эмбиент. Его музыка часто медитативная и интроспективная, с опорой на минимализм и современную поп-музыку.

Написал музыку для таких фильмов, как 1+1 и «Я всё ещё здесь», телевизионных мини-сериалов «Доктор Живаго» (2002) и Acquario (1996). За Acquario получил премию Grolla d’oro в номинации «Лучший саундтрек». Выпустил несколько альбомов с произведениями для фортепиано с оркестром. Записал трек с Адриано Челентано в 2007 году к юбилейному сороковому альбому актёра.

Ранняя жизнь и образование

Образование своё начал в Консерватории им. Верди в Милане, получив в 1982 году диплом. В этом же году он начал учиться у композитора Лучано Берио и участвовал в Тэнглвудском музыкальном фестивале.

По словам Эйнауди,

Оригинальный текст (англ.) Berio did some interesting work with African vocal music and did some arrangements of Beatles songs, and he taught me that there is a sort of dignity inside music. I learnt orchestration from him and a very open way of thinking about music. Берио делал интересные вещи с африканским вокалом и ещё делал аранжировки песен Beatles. Он учил меня, что в музыке должно быть внутреннее достоинство. Я изучал у него оркестровку и перенял от него очень открытый взгляд на музыку.

Также Эйнауди сотрудничал с такими музыкантами как Боллэйк Сиссоко из Мали и Дживан Гаспарян из Армении.

После учёбы в консерватории в Милане и у Берио, он провёл несколько лет сочиняя в традиционных формах, сочинил в том числе несколько камерных композиций. Уже вскоре он получил международное внимание и его музыка звучала в таких престижных местах, как театр Ла Скала, Тэнглвудский фестиваль, Линкольн-центр, а также в Центре исполнительских видов искусства UCLA.

В середине 1980-х он находился в поиске своего лица в музыке, что выразилось в серии танцевальных и мультимедийных работ, а затем и работ для фортепиано.

Саундтреки

В середине 1990-х годов Эйнауди использовал свой неповторимый стиль для сочинения музыки для кинофильмов. Он начал с двух фильмов Микеле Сордилло (итал. Michele Sordillo): Da qualche parte in citt (1994) и Acquario (1996), за саундтрек к последнему получил премию Grolla d’Oro. В 1998 году написал саундтрек к Treno di Panna, и в том же году партитуру к Giorni dispari Доминика Тамбаско (итал. Dominick Tambasco).

В 2000 году Эйнауди сотрудничал с Антонелло Гримальди в работе над фильмом Un delitto impossibile, он также написал саундтрек для фильма Fuori dal mondo, который был номинирован на премию «Оскар» и за который он получил премию Echo Klassik в Германии в 2002 году. После выхода дебютного альбома Эйнауди, некоторые его фрагменты были включены в фильм Aprile (итал. Aprile) Нанни Моретти. В 2002 году его саундтрек к Свет моих очей (итал. Luce dei miei occhi) был назван лучшим саундтреком года на вручении премии Italian Music Awards.



Ludovico Einaudi — Биография / История

Ludovico Einaudi

Родился Людовико Эйнауди в Турине 23 ноября 1955 года. Музыкальное образование он получил в миланской консерватории Дж. Верди, а в дальнейшем совершенствованием своих навыков Людовико занимался под руководством Лучано Берио. Дебютировал Эйнауди как участник туринского джаз-рок коллектива Venegoni & Co, в составе которого он успел записать два альбома.

После этого начинается долгая и интересная история о музыкальном возвышении Людовико. Вторая половины 80-х годов стала для Эйнауди необычным периодом поискам себя, он работал в таких недалеких от музыки сферах как хореография и театр.

Музыка Людовико хорошо известна слушателям и благодаря фильмам, в которых она выступала в качестве саундтрека. Известный в Италии режиссер Нанни Моретти использовал его композиции в своем фильме «Aprile». Как раз этот фильм дал импульс другим режиссерам на работу с композитором, в следствии чего такие фильмы как «Fuori dal Mondo», «Luce dei miei occhi», «Dr Zhivago», «Sotto Falso Nome» и многие другие были наполнены чудесной эмоциональной музыкой Эйнауди. Последним на сегодняшний момент фильмом, в котором зазвучали мелодии Людовико, стал «Intouchables» («Неприкасаемые», более известен название в русском прокате как «1+1″) 2011 года выпуска.
Эйнауди собирает на своих концертах огромное количество слушателей: например, на его выступление в Лондоне в «Royal Albert Hall» пришло около 4000 человек. Он и по сей день доставляет удовольствие своей музыкой аудиториям таких стран как США, Италия, Бельгия, Франция, Германия.

За тот продолжительный период времени, на протяжении которого Людовико Эйнауди создавал свою музыку, он успел войти в историю мировой классики. Его мелодии обязательно найдут отклик в Вашей душе и, возможно, станут постоянными гостями Ваших вечеров.




Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Имя композитора Людовико Эйнауди знакомо многим людям, даже тем, кто далёк от мира музыки. Он стал известен благодаря своей удивительной способности объединять в одной музыкальной строке минималистическую классику и нотки современной поп-музыки. Людовико Эйнауди создал свой уникальный и хорошо узнаваемый стиль, что прославило его и сделало великим композитором и пианистом.

До популярности

Талант, данный человеку от рождения, нередко бывает заброшен или не раскрыт вовсе. Очень большую роль в становлении Людовико Эйнауди сыграла его мать, привившая сыну любовь к музыке с раннего детства. Базис его музыкального образования сформировала именно мама. Уже в подростковом возрасте Эйнауди начал наигрывать свои первые импровизации, а затем начал писать полноценные композиции, первые из которых были для акустической гитары.

Консерватория имени Верди в Милане превратила юного и безусловно талантливого студента Людовико в дипломированного пианиста, но настоящим профессионалом Эйнауди стал благодаря мастерству великого композитора Лучано Берио, взявшего его в ученики.

Известность

Несколько лет после консерватории Людовико Эйнауди писал традиционную музыку, которая стремительно приобретала известность в международных кругах. Она играла в престижных местах, таких как театр Ла Скала, Линкольн-центр и Центр исполнительских видов искусства UCLA.

Неповторимый стиль композитора стал зарождаться в середине восьмидесятых годов, когда Эйнауди начал поиск своей собственной музыкальной уникальности. Его поиски выразились в серии танцевальных и мультимедийных работ, а впоследствии и работ для фортепиано. В девяностых годах композитор писал музыкальное сопровождение к фильмам, утверждая стилистические особенности своих композиций. Саундтрек к фильму итальянского режиссера Микеле Сордилло «Acquario» (в переводе с итальянского «Водолей». 1996г) принес Людовико Эйнауди премию Grolla d’Oro.

Наибольшую известность в самых широких кругах пианисту принесла музыка, написанная к фильму «1+1», который стал самым популярным во Франции в 2011 году. Эйнауди написал очень много композиций к разным фильмам, сериалам и писал просто прекрасную музыку. В 2000 году он поддерживал тесные отношения с итальянским режиссером Антонелло Гримальди и использовал свои великолепные навыки в написании саундтреков, для того, чтобы создать композицию к фильму Fuori dal mondo, за что в последствии он получил премию Оскар.

Многие звезды театров, кино, а также многие композиторы знакомы с творчеством Людовико, ведь его популярность росла с появлением на экранах его первых, написанных песен. Она прославлена тем, что ее слушает и оценивает, как молодая публика, которая может не разбираться в его стиле, так и взрослые люди, ценители музыки. Для многих он стал примером, его известность на мировом уровне не повлияла на него, он все так же продолжает радовать публику своим творчеством и писать прекрасную музыку.

Личная жизнь

Про личную жизнь Эйнауди мало что известно. Он предпочитает не предавать ее огласке. В его социальных сетях также невозможно найти какой-либо информации о его личной жизни. Однако, общеизвестным фактом является то, что у одного из лучших создатель прекрасной музыки есть жена и двое детей.




Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Его концерты всегда сопровождаются аншлагами, а композиции имеют бешеную популярность во всем мире. Знакомьтесь — Людовико Эйнауди.

Людовико Эйнауди (Ludovico Einaudi) – известный итальянский композитор и пианист. Родился музыкант 23 ноября 1955 года в Турине (Италия). Его музыкальный стиль представляет собой гармоничное сочетание элементов классической музыки и поп, рок, электронной музыки.

Будущий композитор рос в богатой семье. Его дед — Луиджи Эйнауди был президентом Италии в период с 1948 по 1955 годы, а отец Джулио являлся основателем семейного издательского дома Einaudi, во многом определявшего литературную жизнь в Италии. Его мать играла ему на фортепиано в детстве. Он играл с матерью с пяти лет, и таким образом получил свое первое образование.

Свой музыкальный путь начал в туринском джаз-рок коллективе Venegoni & Co. Вместе с ним музыкант записал альбомы «Rumore rosso» и «Sarabanda».

В 27 лет музыкант получает диплом композитора в миланской консерватории имени Джузеппе Верди и в 1982 году продолжает свое обучение уже у Лучано Берио. Во время учебы он становится ассистентом Лучано Берио, тем самым содействовал в некоторых театральных и музыкальных постановках. Под управлением Лучано Берио молодой композитор в 1981 и 1982 году представил публике свои первые яркие произведения Per vie d’acqua и Rondo. В 1986 году музыкант заканчивает свое обучение. В это время ему исполняется 31 год. Музыкант понимал что в этом возрасте надо иметь уже некоторую стабильность. А он в этом возрасте только закончил обучение. Все было бы не так плохо, если бы он еще 10 лет не искал собственный индивидуальный стиль и звучание. Но как говорится «терпение и труд все перетрут», и в 1996 году выпускает сольный альбом. Первый дебютный альбом Le Onde становится самым продаваемым альбомом в Великобритании и Италии. С этого момента к композитору пришла настоящая известность.

С того момента музыканта начинают приглашать для участия в записи саундтреков к фильмам. Знаменитый итальянский режиссер Нанни Моретти выбирает несколько его композиций для своего фильма «Aprile».

Под конец 90-х годов музыкант решает начать сольную карьеру. По крайней мере, он сделал правильный выбор, что начал сольную карьеру. И благодаря чему он не стал одним из множества известных лишь узкому кругу специалистов и меломанов композиторов, сочиняющих лишь для кинематографа или театра.

В одном из интервью у музыканта спросили: Вдохновение: что это? Откуда и как оно берется? На что он ответил: Это такой момент, который «останавливает» размышление между внешним элементом и его воздействием на наш внутренний мир. Например, несколько лет назад я увидел Триптих природы Джованни Сегантини: эти изображения мне явились как фотограммы, которые намекали на движение. Мне показалось естественным развернуть их в музыкальную тему. Так появилось Divenire.

Музыку Людовико Эйнауди нельзя назвать целиком классической. В ней присутствуют и другие традиции, например, рок.

Весь день эту композицию слушаю

Композиции музыканта часто можно услышать фильмах, среди которых «Это Англия», «Принцесса Монако», «Черный лебедь».

Следующий проект, по словам композитора, полностью отнял у него четыре месяца жизни, — настолько он был поглощён им. Речь идёт о саундтреке к ремейку фильма Доктор Живаго по роману Бориса Пастернака.


А если Вы смотрели фильм «1+1» (Неприкасаемые) то знайте, что весь фильм построен на композициях Эйнауди.

А если же вы любите игры с сюжетом, то композиция Fly использовалась как в Bioshock: Infinite, так и в Valiant Hearts: The Great War.

Его последние альбомы: «Divenire» (2007), «Nightbook» (2009), «Islands» (2011), «Elements» (2015) горячо любимы публикой. Композиции из них исполняются на многочисленных концертах в Италии, Бельгии, Голландии, Франции, Германии

В общем, успокаиваем свою больную от забот голову, садимся, закрываем глаза и слушаем музыку Людовико



Ludovico Einaudi

Год рождения

23 ноября 1955 (возраст 63)

Место рождения

Turin, Torino, Piemonte, Италия

Людовико Эйнауди (Ludovico Einaudi), композитор и пианист, сын известного издателя Джулио Эйнауди (Gulio Einaudi) и внук президента Итальянской республики Луиджи Эйнауди (Luigi Einaudi).
Его музыка уходит корнями в классические традиции, тесно переплетающиеся с элементами жанров поп, рок, фолк и современных течений.
Его мелодии, переполняющиеся образами, глубоко эмоциональны, и это стало причиной того, что Эйнауди сегодня является одним из самых уважаемых и востребованных артистов современной европейской сцены.
После выхода своего последнего альбома «Divenire» (Становление), вышедшего на фирме «Decca» в 2006, и ставшего золотым диском в Италии, пианист выступил перед европейской публикой в ходе более 80 концертов. Кульминацией поездки стало его выступление в Лондоне в «Royal Albert Hall» перед аудиторией более 4000 человек.

Людовико Эйнауди родился в Турине 23 ноября 1955 г.
В музыке он дебютировал в качестве исполнителя, в составе туринского джаз-рок коллектива Venegoni & Co, с которыми Эйнауди записал два альбома, вышедшие на фирме Cramps, «Rumore rosso» и «Sarabanda».

Людовико получил диплом по композиции в миланской консерватории Дж. Верди, и затем совершенствовался под руководством Лучано Берио (Luciano Berio).

Примерно во второй половине восьмидесятых годов он вступил в период экспериментов и поиска, во время которого он начал работать в сфере театра и хореографии.

Однако именно альбом «Le Onde» (Волны) 1996 года выпуска, ознаменовал настоящий переворот в его профессиональной карьере. «Le Onde» представляют собой цикл баллад для фортепиано, сочиненных и исполненных Эйнауди. Музыка появилась на свет под впечатлением от одноименной книги английской писательницы Вирджинии Вулф (Virginia Woolf).

Диск, сконцентрированный на том округлом, обволакивающем и минималистском звучании, которое стало впоследствии его фирменным знаком, вышел, спустя два года и в Соединенном королевстве, завоевав единодушное одобрение публики и критики.

Тем временем, известный итальянский режиссер Нанни Моретти (Nanni Moretti), выбрал некоторые композиции Эйнауди для включения их в свой фильм «Aprile».

Вслед за этим, последовала целая серия плодотворных работ композитора, в сфере кинематографа, среди которых фильмы «Fuori dal Mondo» (премия Echo Klassik Preis за звуковую дорожку) и «Luce dei miei occhi» (премия Italian Music Awards за звуковую дорожку) режиссера, Джузеппе Пиччони (Giuseppe Piccioni), «Dr Zhivago» (Доктор Живаго) (премия Gold Word Medal на Нью-Йоркском фестивале фильмов) режиссера Джакомо Кампьотти (Giacomo Campiotti), «Sotto Falso Nome» (премия Best Filmscore Avignon Festival) режиссера Роберто Roberto Andò, вплоть до самого недавнего «This is England» (премия Music Nomination BIfa), англичанина Шейна Мидоуза (Shane Meadows).

Долгожданное продолжение «Le Onde», под названием «Eden Roc», вышло в 1999 году и стилистически следует в направлении углубления жанра инструментальной канцоны, начатого ранее, со включением струнного квинтета и сотрудничеством с известным армянским музыкантом Дживаном Гаспаряном.

Конец 2001 ознаменовался выходом альбома «I Giorni» (Дни), так же состоящего из композиций для фортепиано соло, написанных Эйнауди, по следам своей поездки в Мали, землю сказителей и первозданных музыкальных традиций, во время которой Эйнауди встречается с мастером игры на коре1 Тумани Диабате (Toumani Diabate). Альбому присуща столь свойственная Эйнауди легкость, но в то же время он богат и глубок. Четко прорисованные мелодии, настолько суггестивны, что кажутся первобытными, архетипичными, вечно существующими внутри каждого из нас.

В Мали Эйнауди возвращается в январе 2003, чтобы принять участие в третьем «Фестивале Пустыни» (Festival au Désert). В этот раз в Африку его привозит Баллаке Сиссоко (Ballaké Sissoko) еще один волшебник коры.

Одна из композиций фестивального перфоманса, «Chameaux», впоследствии включена в концертный диск «Le Festival au Désert».

Эйнауди оказывает ответное гостеприимство, приглашая Сиссоко в Италию, для серии концертов и записи альбома «Diario Mali» (Малийский дневник).

2003 год проходит под знаком аншлагов во время концертов Эйнауди как в Италии, так и за границей. Турне начинается в Великобритании, где как раз в это время выходит «Echoes (The Einaudi Collection)», сборник его самых полюбившихся публике композиций, который впоследствии расходится в количестве свыше ста тысяч экземпляров.

Когда выходит «Una mattina», первый альбом, записанный на фирме «Decca», осенью 2004 года, диск сразу же проскальзывает на первые места британских чартов классической музыки.

Альбом охарактеризован волнообразными мелодиями в постоянном движении, то с неожиданными ускорениями, то настолько же внезапно замирающими, как никогда солнечными и мажорными.

С этого момента Эйнауди отправляется в новое турне, практически бесконечное, в ходе которого он выступает с концертами по Европе и осуществляет активную совместную деятельность в различных работах, в которых, в равновесии пребывают классика и авангард, впечатляющие этнические звучания и электроника.

В 2007 он примкнул к гуманитарному проекту, целью которого является сбор средств для организации водоснабжения в Африке, и руководит которым некоммерческая ассоциация «Ali 2000».

В 2008 Эйнауди продолжает выступать со многочисленными концертами по Италии, Бельгии, Голландии, Франции, Германии, Индии, США и Японии.

1988 Time Out — BMG RICORDI
1992 Stanze — BMG RICORDI
1995 Salgari — BMG RICORDI
1996 Le Onde — BMG RICORDI
1998 Fuori dal Mondo — BMG RICORDI
1998 Ultimi Fuochi — BMG RICORDI
1999 Eden Roc — BMG RICORDI
2001 I Giorni — BMG RICORDI
2001 Luce dei miei Occhi- BMG RICORDI
2002 Dr. Zhivago — BMG RICORDI
2003 La Scala: Concert — BMG RICORDI
2003 Le Parole di Mio Padre- BMG RICORDI
2004 Una mattina — DECCA
2005 Diario Mali (с участием Ballaké Sissoko) — PONDEROSA IRD
2006 Divenire — DECCA
2009 Cloudland — PONDEROSA MUSIC&ART
2009 Nightbook — DECCA
2013 In a Time Lapse

1982 Ai margini dell’aria
1984 Altissimo,
1985 Crossing,
1985 Ottetto, Октет
1987 Canone Канон
1988 Duetti nn.1/5, Пять дуэтов
1989 Echi,
1989 Corale, Хорал
1989 At a slow walking pace,
1992 Stanze, Стансы
1993 Moto Perpetuo, Вечное движение
1993 Quattro Passi,
1993 Talea
1993 Metamorfosi,
1995 The Apple Tree,
1996 Canto, для виолончели (Первое исполнение Мадлен Шапиро)
1996 Le Onde,
1996 Zoom,
1998 Arie, Арии
1998 Nessuno

1981 Per vie d’acqua,
1982 Rondo’,
1984 Altissimo,
1985 Crossing,
1986 Movimento,
1988 Contatti,
1995 Chatrang Overture,
1995 Salgari suite from the ballet,
1997 Selim

Театр и хореография

1983 Sul Filo di Orfeo,
1988 Time Out, p
1991 The Emperor,
1993 Salgari,
1997 Edgar Allan Poe

Музыка к кинофильмам

1988 Treno di panna, (реж. Андреа Де Карло Andrea De Carlo)
1994 Da qualche parte in città, (реж. Микеле Сордилло Michele Sordillo)
1996 Acquario, (реж, Микеле Сордилло Michele Sordillo)
1998 Giorni dispari, (реж Домник Тамбаско Domnick Tambasco)
1998 Aprile, (реж. Нанни Моретти Nanni Moretti)
1999 Fuori dal mondo, (реж. Джузеппе Пиччони Giuseppe Piccioni
2000 La vita altrui, (реж. Микеле Сордилло Michele Sordillo)
2001 Alexandria, (реж. Мария Ильеу Maria Iliou)
2001 Le parole di mio padre, (реж. Франческа Коменчини Francesca Comencini)
2001 Luce dei miei occhi, (реж. Джузеппе Пиччони Giuseppe Piccioni)
2003 «Доктор Живаго», телефильм, (реж. Джакомо Кампьотти Giacomo Campiotti)
2004 Ovunque sei, (реж. Микеле Плачидо Michele Placido)
2004 Fame chimica, (реж. Паоло Вари Paolo Vari)
2004 Sotto falso nome, (реж. Роберто Андо Roberto Andò)
2006 This Is England, (реж. Шейн Мидоуз Shane Meadows)
2010 This Is England’86 (реж. Шейн Мидоуз Shane Meadows)
2011 This Is England’88 (реж. Шейн Мидоуз Shane Meadows)
2011 Intouchables, (реж. Olivier Nakache, Eric Toledano)
2015 This Is England’90 (реж. Шейн Мидоуз Shane Meadows)



Людовико Эйнауди: «Я должен спросить у моего психоаналитика»

8 и 9 сентября 2017 в московском Crocus City Hall выступит итальянский пианист и композитор Людовико Эйнауди, которого интернет-аудитория слушает охотнее Моцарта.

Его последний альбом «Elements» попал в британский топ-20, чего не случалось с классической записью последние 20 лет.

Ученик Лучано Берио рассказал о своей популярности и о том, почему он так много пишет грустной музыки.

— Синьор Эйнауди, какой вопрос вам задают чаще всего?

— Наверняка такой вопрос есть, но сразу в голову ничего не приходит; спросите, я попробую ответить на любой.

— Я почти уверена, что это вопрос терминологический: критики называют вас постминималистом, поп-классиком, постклассиком, неоклассиком — как правильно?

— Точно, забыл: это и есть самый частый вопрос. Я никогда не знаю, что ответить. Что значат эпитеты «классический», «неоклассический», «постклассический»? Слово не даст нам никакого представления о собственно музыке; это ярлык, которому я придаю мало значения.

— Вы считаете себя композитором?

— Да, поскольку я пишу музыку. Но я еще и играю ее — выходит, я композитор-исполнитель.

— Немного барочная фигура?

— Пожалуй, но такие же есть и в рок-культуре. Они есть и в романтизме — в XIX веке это были Паганини, Лист и Шопен, хотя вы правы: именно в барокко и роке музыкальный текст нерасторжимо связан с фигурой исполнителя.

— С какой ветвью итальянской культуры вы себя идентифицируете?

— Я родился в Турине. Это север Италии, и, конечно, северная культура мне ближе. Несмотря на то что я всегда смотрю на традиции и историю моей страны как на комплексный процесс, даже визуально вы отличили бы меня от южанина. В то же время мне очень нравятся и люди юга Италии, и их культура.

— Я имела в виду, скорее, эпоху, нежели географию.

— Итальянская музыка складывается для широкой публики из двух явлений: с одной стороны, это моторный, механистичный стиль инструментальных концертов эпохи барокко, с другой — оперный язык XIX века.

Я острее ощущаю свою связь с XVIII веком: наверное, вы знаете, что Вивальди, как и я, был северянином, венецианцем. Я очень люблю его музыку, и мне близки конструкционные принципы музыки барокко.

— Вы говорите о вашей работе с Амстердамской симфониеттой?

— Именно так: то, что мы делали, было очень близко барочному концертному стилю. Мы играли различные мои сочинения, а также музыку Баха и Пярта.

— Где проходит граница между «классической» музыкой и вашим искусством?

— Мне кажется, что определение «классическая музыка» очень гибко, и рассматривать его нужно широко. Это гигантское поле, где так много разновидностей и возможностей. Более того, множество композиторов размывали границы между строго академическим звучанием и, например, народным — это Стравинский, Барток, даже Моцарт.

Все перемены, вся эволюция в музыке происходили именно там, где была фигура экспериментатора, человека, который мог выйти за пределы традиции, на другую территорию. Мне кажется, что я со своей музыкой работаю именно в этом направлении, и я считаю, что нужно выталкивать себя из обжитого маленького поля, иначе ты неизбежно начинаешь повторяться.

— Но ведь ваш стиль как раз очень узнаваем.

— Это можно сравнить с чертами лица. Именно поэтому нужно меняться и можно не бояться экспериментов: как бы вы ни преображались, конструкция лица остается узнаваемой и неизменной.

— Давайте вернемся к классике. Правильно ли я поняла, что вы вообще не проводили бы границ между ею и вашей музыкой? Тогда почему никакая «классическая» музыка не приобрела такой массовой популярности?

— Единственная разница заключается в том, что классическая музыка, как правило, связана с исполнением текста, написанного кем-то другим, часто — рожденного в другой эпохе и обстоятельствах.

Я же играю то, что пишу: я — живой человек, современный своему слушателю, поэтому в том, что я делаю, вероятно, больше привлекательности. Нам всем нравятся симфонии Бетховена, но мы слышали разные их исполнения десятки, может быть, сотни раз. Поэтому для кого-то интереснее то, как пишет и что говорит артист о сегодняшнем дне, о том мире, в котором мы живем.

Конечно, симфоническая музыка продолжает собирать полные залы, но иногда уже не хочется слушать еще одну трактовку Пятой Бетховена, ты хочешь чего-то, написанного сегодня.

— Вы разделяете идею банкротства западной классической музыки?

— Не музыки, а репертуара. Если, говоря о «западной классической музыке», вы имеете в виду Гайдна, Моцарта и Бетховена, то существует набор их сочинений, которые находятся в ротации на протяжении десятилетий: я вырос на нем. Я продолжаю время от времени слушать что-то из этой музыки, но я слышал уже так много, что мне хочется другого.

— The New York Times назвала вас «классическим композитором в эпоху YouTube». Интернет играет роль в том, какой вы видите свою музыку и себя как артиста?

— Цифровая эра очень все упростила: ты создаешь что-то и можешь молниеносно транслировать это на огромную аудиторию. Интернет — важный инструмент, и он прекрасно работает, особенно если ты делаешь интересные вещи. Хотя зачастую его используют слишком активно, и мне хочется держаться от него подальше.

— К вопросу о «подальше»: вы были чрезвычайно успешным кинокомпозитором, то есть находились вне света рампы вплоть до середины 90-х, когда начали выпускать сольные альбомы и выступать. Почему вам захотелось этого?

— Я чувствовал, что упускаю нечто важное. Когда я начал играть на сцене и развивать свою карьеру как исполнитель, это отразилось и на моем композиторском языке. Музыку приятно писать в студии или за роялем в кабинете, но если ты чувствуешь стихию сценического звука — это нечто совершенно другое. Да, мне нужна была магия сцены, но больше всего — момент музицирования, момент пребывания в звуке.

— В одном интервью вы сказали, что осознали свое призвание, когда вам было 16. Кем именно вы планировали стать в тот момент?

— Тогда я принял решение заниматься музыкой. Она была вокруг и была очень разной: моя мама играла дома классику, сам я слушал рок и обожал своих кумиров — Джими Хендрикса и Rolling Stones.

Я вдруг осознал, что музыка — поле, где я свободен и сам волен выбирать свою роль, писать себе текст. Там можно было быть революционером.

— Но с более практической точки зрения — в шестнадцать вы хотели писать музыку? Или быть пианистом?

— Я просто хотел быть связанным с ней. У меня не было абсолютной ясности, но была уверенность в том, что это мое. Сейчас я подумал, что если бы я шестнадцатилетним увидел то, чем занимаюсь сейчас, это бы и оказалось моей мечтой.

— Какой для вас была учеба в Миланской консерватории?

— Это было очень странное место. С одной стороны, активно открытое всему новому — авангарду, различным прогрессивным веяниям, с другой — невероятно конформное, очень консервативное, пытавшееся контролировать и навязывать то, что тогда считалось верным.

Верным считался музыкальный язык авангарда: это был тот момент в истории, когда музыка сделалась сверхнапряженной интеллектуально, невероятно усложнилась и при этом ей чего-то не хватало. Если ты не находился внутри системы, диктовавшей тебе очень эрудитский, очень структурированный, очень жесткий язык, ты выглядел безвольным и слабым.

Сейчас я понимаю, что это было странно и обманывало саму идею авангарда, но тогда все было так: если ты не хотел писать музыку в технике сериализма, на тебя смотрели как на дерьмо. С другой стороны, было невероятно интересно пройти эту школу, научиться разбираться в этих техниках, в конце концов придя к тому, что мне необходимо дистанцироваться от академической среды.

Это то, что я советую всем, кто занимается музыкой: нужно обязательно провести в системе несколько лет, но потом надо непременно попробовать бежать.

— Вы были студентом в конце 70-х; ведь к этому времени уже появились и были заметны другие техники помимо сериализма?

— Вы говорите о минимализме — да, я заинтересовался музыкой Филипа Гласса и других минималистов во второй половине 70-х, но это было «внеклассное чтение»: минималистская музыка — или, правильнее говорить, «музыка репетитивной структуры» — не считалась чем-то значительным и не признавалась.

Как ни странно, фигура такого масштаба, как Гласс, и сейчас только начинает приобретать свое истинное значение в нашей академической среде.

— Вы помните свою реакцию на минималистскую музыку?

— Мне очень понравилось это движение: оно показалось мне ответом на авангард, а точнее — новым авангардом, распахнувшим двери в абсолютно другое понимание базовых слагаемых музыки: ритма, интервала, формы. После долгого пребывания в авангардной среде это было как резко поменять угол зрения.

— Почему большая часть ваших работ — бестекстовая музыка? Это сознательная позиция?

— Просто мне очень нравится играть на фортепиано (смеется). Мне кажется, что фортепиано — это и есть пение, и есть мой голос, и текст ему не нужен. В то же время вы правы — я склоняюсь к «абсолютной музыке», потому что она позволяет слуху и воображению свободнее идти в любом направлении.

Когда ты слушаешь музыку, где кто-то поет «я тебя люблю», ты уже не можешь услышать там озеро или оказаться в лесу; такая музыка куда более настойчива. Мне нравится оставлять эту неопределенность, хотя как слушатель я открыт и инструментальной музыке, и песням.

— Почему вы пишете так много грустной музыки?

— Боюсь, это что-то, что я должен спросить у моего психоаналитика. Проблема в том, что у меня нет психоаналитика, но, может, надо поискать и спросить (смеется)? На самом деле, я не задумывался об этом.

Пожалуй, мне нравится трогательная музыка. Мне нравится, когда она сильно воздействует на чувства, и я не думаю, что грустью исчерпываются те эмоции, которые может вызывать то, что я пишу. Безусловно, грусть — одна из важнейших эмоциональных стихий, связанных с музыкой, но это еще и воодушевление, и сила, и радость, и экстаз.

— Комментируя альбом «Elements», вы называли в качестве источников вдохновения периодическую таблицу Менделеева и абстракционизм Кандинского. Есть ли еще важные для вас русские имена?

— Я слушал русскую музыку и читал некоторые классические русские романы, а однажды сочинял музыку для мини-сериала по роману «Доктор Живаго». То была интересная и трудная попытка проникновения в русскую культуру; в том числе тогда я сотрудничал с музыкантами, работающими в народной традиции.

Сейчас, когда я стал более известен в России и выступаю здесь, я могу изучить ее еще с одной стороны — это то, как русские реагируют на музыку, как они чувствуют ее. Это действительно что-то исключительное: люди слушают внимательно во всех частях света, но у русских, мне кажется, есть особенная потребность в музыке, органическая, как потребность в еде.

— Вы упомянули Джими Хендрикса и Rolling Stones; а кто ваш любимый классический композитор?

— Если бы нужно было выбрать одного, то… (долго молчит) это был бы Бах.




Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Любовное признание: что общего у пианиста Людовико Эйнауди с Пастернаком

Знаменитый итальянский композитор о широте русской души

10.04.2017 в 20:23, просмотров: 5482

«МК» удалось узнать у Людовико Эйнауди подробности подготовки его нового альбома«Elements» и выяснить, что общего у итальянца с Дживаном Гаспаряном, Борисом Пастернаком и Василием Кандинским.

— Г-н Эйнауди, ощущаете ли вы себя своего рода посланником, который напоминает людям о том, что классическая музыка как жанр существует в XXI веке и не ограничивается тем, что было создано великими композиторами прошлого?

— Все ваши альбомы, исключая, пожалуй, «In A Time Lapse», минималистичны. Как вы пришли к тому, чтобы насытить «Elements» звучанием новых инструментов?

— Обычно я начинаю с фортепианных партий и позже понимаю, что для завершения произведения мне не хватает других инструментов. Я всегда верю своему музыкальному чутью. Делаю наброски произведения, которое в процессе работы меняется, как живой организм, и обрастает новыми деталями. Так произошло и с «Elements». Сперва возникла идея сочинить что-то близкое к минимализму, но уже в процессе работы я понял, что тут неплохо бы добавить больше струнных, а вот здесь – ударных.

— Какая идея лежит в основе альбома?

— «Elements» – зеркало моего музыкального видения, естественный процесс эволюции мелодии, гармонии, ритма и других элементов моей музыки. Я искал вдохновение в творчестве людей, которым близки мои идеи: полотнах Кандинского, геометрии Евклида, периодической системе химических элементов Менделеева, трудах греческих философов, которые пытались объяснить возникновение мира. У них есть некая общая основа, которая помогает понять, куда движется человечество, какое будущее его ждет, и, в конце концов, разгадать тайну мироздания. Эти философские размышления и стали подспорьем для моего альбома.

— Вы упомянули творчество Василия Кандинского в качестве источника вдохновения. Что вас заинтересовало в его работах?

— Кандинский – один из моих любимых художников. Именно ему принадлежит изречение о том, что цвет – это клавиши, глаз – молоточек, душа – многострунный рояль, а художник есть рука, которая посредством той или иной клавиши целесообразно приводит в вибрацию человеческую душу. Манеру письма Кандинского, то, как он изображает точки и линии, анализирует их предназначение в визуальном искусстве, я попытался воплотить в музыке.

— Ваше творчество знают во всем мире, но именно в России у вас больше всего поклонников. Не задумывались, почему?

— Возможно, причины кроются в популярности таких фильмов, как «1+1», для которых я пишу музыку. К тому же ваша страна сделала огромный вклад в развитие мирового культурного наследия, что стало возможным во многом благодаря богатым музыкальным традициям русского народа. Думаю, любовь русских к музыке – главная причина, почему мое творчество здесь столь популярно.

— Раньше вы давали исключительно фортепианные концерты, но теперь на сцене присутствует целый ансамбль. Когда вы поняли, что пора раздвинуть привычные рамки выступления?

-За свою карьеру я приглашал в студию для записи альбомов и струнный квартет, и оркестр, и гитаристов, а потом сам увлекся электронными инструментами. Когда наблюдаешь, как все это работает в студии, возникает желание сделать то же самое на сцене. В конце концов, я пришел к выводу, что небольшая группа музыкантов – это оптимальный вариант. Важно, чтобы они владели несколькими инструментами и могли легко переключиться со скрипки на гитару, чтобы играть разный репертуар. Это практичнее крупного ансамбля или оркестра, в которых труднее заменить какое-либо звено. С камерным составом легче проводить саундчек, музыканты намного мобильнее и всегда готовы сыграть любую из версий произведения. Только в уходящем году мы дали уже более ста концертов!

— На ваших концертах музыканты порой извлекают звуки из весьма странных приспособлений…

— Одно из таких – вотерфон. Этот инструмент изобрел американец Ричард Уотерс в конце 60-х годов. Он состоит из чаши-резонатора, которая заполняется водой, и стержней различной длины, размещенных по ее краю. Звук извлекается при помощи постукивания смычком или резиновым молоточком. Звучание вотерфона меняется с движением воды внутри и напоминает пение китов. Также во время исполнения одной из композиций музыкант опускает металлический гонг в аквариум с водой, тем самым меняя частоту звука.

— Давайте разовьем тему экзотических инструментов и вернемся в 1999 год, когда вышел ваш альбом «Eden Roc», в котором звучит легендарный армянский дудук Дживана Гаспаряна. Как удалось заполучить его в студию?

— Мой менеджер Титти работает с артистами со всего мира и постоянно приглашает меня на концерты. Однажды я попал на выступление г-на Гаспаряна, и мне очень понравилось его музыка. Она очень похожа на мою: простая, душевная, уносящая в небеса. В то время я работал над саундтреком к одному из фильмов, а г-н Гаспарян как раз гастролировал в Милане. Я воспользовался шансом и пригласил его к себе в студию, чтобы записать несколько фрагментов. Позже он выступил на моих концертах и принял участие в записи альбома «Eden Roc». Мало кто знает, но в 2002 году я приезжал в Ереван по случаю какого-то большого праздника и исполнил с маэстро несколько композиций, после чего мы вместе отправились в Москву, где выступили в Большом театре.

— Насколько я понимаю, тогда состоялся ваш российский дебют, но вы были еще не столь популярны у нас в стране?

— Все верно. Надо признаться, в те годы обо мне вообще мало кто знал. (смеется) Но мне оказали радушный прием, как и принято у вас в России.

— Дживан Гаспарян не единственный народный артист, с которым вы сотрудничали. Откуда такая любовь к этнической музыке?

— Во-первых, это своего рода «университет жизни», шанс открыть для себя незнакомые культуры. Если ты всю свою жизнь играешь одну и ту же музыку, то никогда не раздвинешь границы своих возможностей. Знакомство с музыкой сродни чтению энциклопедии. Сперва ты открываешь африканскую главу, затем русскую, потом сопоставляешь различные фрагменты. Мне это помогло в работе над саундтреком к сериалу «Доктору Живаго», потому что я уже был хорошо знаком с творчеством Прокофьева, Стравинского и других великих русских композиторов, а соответственно с русской музыкальной традицией. Понимал, откуда они заимствовали те или иные элементы своих произведений.

— Вы действительно настолько прониклись творчеством Бориса Пастернака?

— Джакомо Кампиотти попросил меня написать саундтрек к сериалу. Предыдущая экранизация американского режиссера Дэвида Лина получила мировое признание, а великолепная музыка Мориса Жарра была отмечена премиями «Оскар» и «Золотой Глобус». Конечно, на этом фоне у меня сложились некоторые опасения, но несмотря ни на что, я сразу дал согласие, ведь мне выпал уникальный шанс познакомиться с вашей культурой ближе. Я часами слушал завораживающую русскую народную музыку, и в результате мне удалось создать собственную музыкальную интерпретацию «русского мира».

— Удалось ли вам разгадать тайну русской души?

Лишь часть. Русская душа настолько широка, что на разгадку всех ее тайн придется потратить не одну жизнь. (смеется)

Заголовок в газете: Людовико Эйнауди — о широте русской души
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27383 от 28 апреля 2017 Тэги: Концерт , Театр, Праздник Места: Россия, Москва, Ереван



Terme di Caracalla

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

ROYAL CONCERT HALL

Seven Days Walking

Auditorio del Kursaal

Seven Days Walking

Seven Days Walking

L’Auditori Sala 1

Philharmonie im Gasteig

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

Seven Days Walking

2013 © Ludovico Einaudi — All Rights Reserved

Utilizziamo i cookie per offrirti la migliore esperienza sul nostro sito web.

Puoi scoprire di più su quali cookie stiamo utilizzando o come disattivarli nelle impostazioni.

  • Panoramica privacy
  • Cookie strettamente necessari

This website uses cookies so that we can provide you with the best user experience possible. Cookie information is stored in your browser and performs functions such as recognising you when you return to our website and helping our team to understand which sections of the website you find most interesting and useful.

Strictly Necessary Cookie should be enabled at all times so that we can save your preferences for cookie settings.

Se disabiliti questo cookie, non saremo in grado di salvare le tue preferenze. Ciò significa che ogni volta che visiti questo sito web dovrai abilitare o disabilitare nuovamente i cookie.




Людовико Эйнауди – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Людовико Эйнауди. Музыка, где слова не нужны

Что есть музыка? Наверное, кто-то скажет, что это слияние звуков, которое рождает гармоничную мелодию. А какие эмоции рождает в нас музыка? Для всех абсолютно разные.

На сегодняшний день мы имеем большое количество музыкальных жанров. На уроке музыки каждый школьник может услышать всем известную «Лунную сонату» Бетховена 1801 года, а на переменках выкрикивать песни популярных исполнителей.

Но речь пойдет совсем не о музыкальных предпочтениях младшего поколения. В последнее время на пятки рэп-, хоп-, поп-исполнителям наступают неоклассики. Жанр, в котором работают данные музыканты, появился в XX веке для обозначения направления, представители которого имитировали стиль музыкальных сочинений XVII– XVIII веков. Пик неоклассицизма пришелся на 20-30-е годы прошлого столетия. Но в последнее время популярность набирают последователи данного жанра, которые влюбляют слушателей своей проникновенной игрой на фортепиано. Самым известным неоклассиком сегодня считается пианист Людовико Эйнауди.

Людовико Эйнауди

Итальянский композитор родился в Турине 23 ноября 1955 года. Людовико из необычной семье: его отец Джулио Эйнауди стал известным книгоиздателем, а дед музыканта Луиджи Эйнауди был президентом Италии в период с 1948 по 1955 годы.

Свой музыкальный путь Людовико начал с миланской консерватории имени Джузеппе Верди, а после этого продолжил трудиться под руководством Лучано Берио.

Дебютировал пианист в составе туринской джаз-рок группы Venegoni & Co, где успел записать два альбома. Затем где-то в середине 80-х Людовико Эйнауди меняет род деятельности, работая больше в театре и хореографии. Многие обозреватели знаменуют этот период для композитора, как поиск себя.

Впрочем, настоящий фурор застал Людовико Эйнауди спустя 6 лет в 1996 году в момент выхода альбома “Le onde” (Волны). Альбом представляет собой собрание музыкальных композиций, исполненных на фортепиано самим маэстро. Вдохновением для выпуска данного сольника послужила книга, имевшая успех в Италии под одноименным названием «Волны» писательницы Вирджинии Вульф.

Для альбома 1999 года “Eden Roc” с короткими пьесами Эйнауди сотрудничал с армянским мастером игры на дудуке Дживаном Гаспаряном.

Высокую оценку критиков получил альбом “Primavera”, который был записан совместно с Королевским филармоническим оркестром Ливерпуля.

В октябре 2009 года на свет появился “Nightbook”, в котором Эйнауди соединил синтезированные звуки и классическое фортепиано.

Популярными стали также альбомы “In a Time Lapse” 2013 года и “Elements” 2015 года – первый за 20 лет альбом классической музыки, попавший в британский чарт Топ-20.

В 2016 году Greenpeace в сотрудничестве с Людовико Эйнауди привлёк внимание к вопросу сохранения Арктики. На рояле, который был установлен на платформе, плывущей вдоль тающего ледника Валенбергбрин на Земле Оскара II, он сыграл «Элегию Арктике».

Саундтреки

В начале 90-х прошлого столетия Людовико начал писать саундтреки для кинофильмов. Первая музыка была написана для кинолент итальянского режиссера Микеле Сордилло. В 2000 году пианист сотрудничал с Антонелло Гримальди, фильм которого, где звучала музыка Эйнауди, был номинирован на премию Оскар.

С тех пор итальянский композитор активно сочинял музыку к фильмам. В 2010 году его работы прозвучали в трейлере «Черный лебедь», композиция Nuvole Bianche использовалась в фильме «Астрал» 2010 года режиссёра Джеймса Вана. В самом кассовом фильме Франции «Неприкосаемые» или «1+1» (российский прокат) звучали такие треки Людовико, как “Fly”, “Writing Poems”, “L’origine nascosta”, “Cache-cache”, “Una Mattina” и “Primavera”. Именно после выхода этого фильма многие стали еще больше интересоваться его творчеством.

Людовико Эйнауди уже на протяжении нескольких лет каждый год приезжает с концертами в Россию. В прошлом году он дал вместо запланированного одного концерта в Москве – два, так как билеты раскупали быстро, а желающих посетить удивительное событие становилось все больше и больше. Поэтому два дня подряд Людовико удавалось собирать два полных зала Crocus City Hall. Когда зазвучал рояль, весь зал замер и боялся спугнуть аплодисментами после завершения композиций созданную атмосферу. В конце выступления зал аплодировал стоя.

Так тяжело описать все это словами, наверное, легче вам просто послушать подборку хорошей музыки, где все понятно без слов.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector