Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019


Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Эрвин Роммель (Erwin Rommel) — биография, информация, личная жизнь

Эрвин Роммель (Erwin Rommel)

Эрвин Ойген Йоханнес Роммель (нем. Johannes Erwin Eugen Rommel). Родился 15 ноября 1891 года в Хайденхайм-на-Бренце (Королевство Вюртемберг, Германская империя) — умер 14 октября 1944 года в Херрлингене. Немецкий генерал-фельдмаршал (1942), командующий войсками Оси в Северной Африке. Прозвище — «Лис пустыни».

Эрвин Роммель родился 15 ноября 1891 года в Хайденхайм-на-Бренце (Королевство Вюртемберг, Германская империя).

Его был школьным учителем.

Мать — дочь бывшего президента правительства Вюртемберга.

Имел двух братьев — Карла и Герхарда. Карл стал стоматологом, а Герхард — оперным певцом. Также имел сестру Хелен, которую очень любил, она стала учителем искусства и рукоделия в вальдорфской школе в Штутгарте.

В детстве Эрвин мечтал стать авиационным инженером, однако отец ему запретил и поставил перед выбором между профессией учителя и военной службой. Он выбрал военное дело.

В июле 1910 года начал службу фанен-юнкером (кандидат в офицеры) в пехотном полку. В 1911 году закончил Данцигскую военную школу. В январе 1912 года получил звание лейтенанта.

Во время Первой мировой войны служил в Альпийском батальоне на горной границе с Италией (Итальянская кампания) и Румынией (Румынская кампания). В ходе боев у горы Капоретто Роммель захватил важные стратегические позиции, вынудив при этом сдаться превосходящие силы итальянцев и захватив большое количество трофейного оружия. За этот смелый манёвр молодой офицер получил высшую военную награду Германии — орден Pour le Mérite. Был ранен, получил Железные кресты второго (сентябрь 1914) и первого (март 1915) классов и 7 других орденов.

В октябре 1917 произведён в капитаны.

Эрвин Роммель в молодости

После подписания Версальского договора продолжил службу в рейхсвере. Командовал батальоном, служил инструктором в Дрезденской пехотной школе, затем преподавал в Потсдамской военной академии.

В 1937 опубликовал свои военные дневники под названием «Infanterie greift an» («Пехота атакует»), получил звание полковника.

С 1938 года — начальник Терезианской военной академии.

С 25 августа 1939 по 5 февраля 1940 года — комендант штаб-квартиры фюрера.

5 февраля 1940 года в звании генерал-майора назначен командиром 7-й танковой дивизии на Западном фронте, участвовавшей в реализации плана «Гельб» (нем. Fall Gelb), во время войны с Францией.

27 мая 1940 за бои на Западном фронте награждён Рыцарским крестом (№ 43), а также планками к Железным крестам 2-й и 1-й степени (то есть, повторные награждения).

C 14 февраля 1941 года генерал-лейтенант Роммель командовал Африканским корпусом (нем. Deutsches Afrika-Korps (DAK)) с задачей: отбросить британские войска в Египет и тем самым улучшить положение итальянских войск в Северной Африке, фактически разгромленных британскими силами.

В декабре 1940 года британцы в Северной Африке начали наступление против итальянских войск. В течение двух месяцев итальянцы были отброшены больше чем на 600 миль и потеряли 130 000 человек, сумев уничтожить при этом всего 2000.

12 февраля 1941 года передовые подразделения немецкого Африканского корпуса под командованием Роммеля прибыли в Триполи. Основные силы Африканского корпуса должны были прибыть в Триполи только через месяц, но даже к концу марта они все ещё не прибыли полностью. Первое, что сделал Роммель — это приказал построить макеты танков, устанавливая фальшивые орудия на автомобили Volkswagen для того, чтобы обмануть англичан, заставив их думать, что немецкие силы значительно больше, чем на самом деле.

19 марта он приказал не нападать на англичан. Англичане подумали, что сражение закончено, и предоставили командующему армией «Нил» О’Коннору отпуск. 7-ю бронетанковую дивизию заменили на 2-ю бронетанковую, фактически не имевшую боевого опыта, а австралийских ветеранов заменили на 9-ю пехотную дивизию. Фактор неожиданности также был полностью на стороне германского командующего. Через 5 дней, не дожидаясь прибытия основных сил, Роммель сразу же бросил в бой все имевшиеся (довольно скромные по численности) части в надежде отвлечь англичан от полного уничтожения итальянской армии (первый эшелон 5-й легкой африканской дивизии, 3-го танкового полка, а также сапёрные и разведывательные части). Это пробное контрнаступление оказалось настолько удачным, что менее чем через две недели англичане были отброшены на тысячу миль назад. Роммель стал «солдатом для солдат».

Через несколько дней Африканский корпус захватил ряд важных в стратегическом отношении городов, а затем устремился вглубь Египта, к Нилу. В те дни англичане отступали с такой скоростью, что немецкие передовые моторизованные подразделения не успевали их преследовать, а речи об организованном сопротивлении даже и не шло.

20 марта 1941 года Роммель награждается Дубовыми Листьями (№ 10) к Рыцарскому кресту.

1 июля 1941 года произведён в генералы танковых войск.

С 1 сентября 1941 года Роммель командует танковой группой «Африка».

К концу 1941 года, когда наступательные возможности немецких войск были исчерпаны, британцам удалось закрепиться в Бенгази. В декабре 1941 года, используя слабость снабжения и усталость частей танковой группы «Африка», британская армия, имевшая существенный перевес в живой силе и технике, предприняла хорошо спланированное наступление, вынудив войска Роммеля оставить Киренаику и отойти на исходные позиции, к границам Триполитании. Тем не менее, Роммелю удалось избежать приготовленной для него ловушки и не допустить окружения своих частей, сохранив при этом большую часть боевой техники. После чего за ним прочно закрепилось прозвище «Лис пустыни». Уинстон Черчилль, выступая в Палате общин, сказал о Роммеле: «Мы имеем перед собой весьма опытного и храброго противника и, должен признаться, несмотря на эту опустошительную войну, — великого полководца».

20 января 1942 года Гитлер награждает Роммеля Мечами (№ 6) к Рыцарскому Кресту с Дубовыми Листьями. 30 января 1942 — Роммель произведён в звание генерал-полковника. С 21 февраля 1942 — командующий танковой армией «Африка».

Самый яркий момент военной карьеры пришёлся на 20 июня 1942 года, когда Роммель командовал армией «Африка» в битве за город Тобрук, в то время представлявший собой самую укреплённую крепость в Африке. Считалось, что взять его невозможно. Это был главный плацдарм союзников и, хотя его и раньше блокировали, штурмовали множество раз, выбить защитников из крепости не удавалось. Утром 20 июня пикирующие бомбардировщики Ju-87 «Штука» сбросили бомбы на минное поле, сапёры расчистили проход, и сотни танков устремились в пробоину прямо на защитные линии. Ночью и утром 21 июня последние очаги сопротивления в отдаленных районах города были подавлены. После того, как Тобрук был взят, ситуация изменилась в пользу Германии, а Эрвин Роммель попал на страницы британских газет.

Не дав противнику опомниться, Роммель предпринимает дерзкое по замыслу контрнаступление против превосходящих сил британцев, получившее название «Аида», и к июлю 1942 части его армии находились уже возле Эль-Аламейна, всего в 100 километрах от Александрии и дельты Нила.

За две недели стремительного наступления Роммель отбросил превосходящую британскую армию назад, на исходные позиции в районе дельты Нила. Для английских войск это был один из самых тяжёлых моментов за все время войны.

22 июня 1942 года Роммелю присвоено звание генерал-фельдмаршала.

В то же время из-за острейшей нехватки топлива и отсутствия подкреплений в живой силе и материальной части наступление армии Роммеля постепенно останавливалось. До конца октября 1942 года в Северной Африке установилось шаткое равновесие: немецко-итальянские силы не имели горючего для своих моторизованных частей, а англичане накапливали силы за счет свежих колониальных дивизий, и новейшей боевой техники, прибывающей из США. Положение усугубилось и тем, что у Роммеля проявилась острая форма амебной дизентерии, и он был вынужден вылететь в Германию для госпитализации. Поэтому, когда англичане начали своё наступление, фельдмаршалу пришлось срочно, не закончив лечения, возвращаться в Африку, но он прибыл уже после того, как битва при Эль-Аламейне была проиграна. Менее чем за две недели танковая армия «Африка» была отброшена на тысячу километров назад, в Тунис.

8 ноября 1942 года американские войска высадились в Марокко и Алжире, что фактически означало попадание итало-немецких сил в ловушку. Роммелю все же удалось провести ещё одно наступление на превосходящие силы американцев в районе Кассеринского перевала и нанести им серьёзный урон, но это не принесло ощутимого успеха.

После провала операции Роммель решил, что единственным способом спасения подконтрольных ему армий является их эвакуация. Поэтому 9 марта 1943 года, оставив фон Арнима командовать армиями, он покинул Тунис и, сославшись на болезнь, улетел в штаб Гитлера на Украине для того, чтобы убедить его оставить Тунис и вернуть находящиеся там армии в Европу. Гитлер ответил отказом. Более того, Роммель был отстранён от дальнейшего участия в африканской кампании. Командующим группой армий «Африка» официально стал фон Арним.

В мае 1943, через два месяца боев, блокированные в Тунисе с суши и моря немецкие и итальянские войска капитулировали. Фельдмаршал Роммель был назначен командующим группой армий «В» в Северной Италии. За Африканскую кампанию 11 марта 1943 Роммель был награждён Бриллиантами (№ 6) к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями и Мечами.

В январе 1944 Роммель был назначен командующим группой армий «В» в Северной Франции. Он попытался сделать «Атлантический вал» серьёзным препятствием для противника. Однако из-за стратегических разногласий с командующим всей войсковой группировкой во Франции — фельдмаршалом Рундштедтом, единый план обороны западной границы Рейха не был выработан, что и привело к неоперативности и несогласованности действий немецких войск во время высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года.

После высадки союзников в Нормандии Роммель был тяжело ранен 17 июля, когда его автомобиль был обстрелян британским самолётом. Его отправили домой в Ульм на лечение.

Лечение проходило успешно, и через некоторое время врачам удалось открыть поврежденное левое веко фельдмаршала.

Смерть Эрвина Роммеля

Гитлер, учитывая выдающиеся заслуги генерал-фельдмаршала, решил оказать своему любимцу «особую честь». 14 октября 1944 года домой к фельдмаршалу были отправлены два офицера, которые объявили Роммелю волю фюрера — он либо предстанет перед судом, либо должен покончить с собой. Суд означал смертный приговор, а последующие репрессии пали бы и на членов семьи военачальника. Фактически фельдмаршала, так и не оправившегося после ранения, заставили принять яд.

14 октября 1944 года Роммель был вынужден принять цианистый калий.

По приказу Гитлера Роммель как национальный герой Третьего рейха был похоронен со всеми воинскими почестями. 18 октября 1944 — день его похорон — был объявлен днём национального траура.

Эрвин Роммель

Рост Эрвина Роммеля: 168 сантиметров.

Личная жизнь Эрвина Роммеля:

В 1912 году Роммель влюбился в двадцатилетнюю Вальбургу Штеммер. Он серьёзно думал о женитьбе, но не имел такой возможности. В то время офицер при женитьбе должен был внести залог в 10 000 марок. Эта сумма намного превышала его финансовые возможности. Когда его отец в 1913 году узнал об этой связи, он немедленно потребовал от Роммеля её прервать. Эрвин Роммель отказался. Вальбурга была к тому времени уже на пятом месяце беременности. Его отец об этом так и не узнал — в декабре того же года Роммель-старший скончался. Но и Роммель на Вальбурге Штеммер не женился.

Жена — Люси-Мария Моллин (Lucia Maria Mollin), дочь директора школы. Познакомились в 1910 году в Данциге, когда Роммель учился в кадетской школе. Но встречаться начали позже. Поженились в 1916 году.

Сын — Манфред Роммель (1928 г.р.). После смерти отца дезертировал из Вермахта, и сдался французским войскам. Был мэром Штутгарта с 1974 по 1996 год (трижды избирался мэром Штутгарта — в 1974, в 1982 и в 1990 годах).

Эрвин Роммель с женой

Эрвин Роммель с женой и сыном

Награды Эрвина Роммеля:

— Железный крест 2-го класса (30 сентября 1914) (Королевство Пруссия);
— Железный крест 1-го класса (22 марта 1915);
— Медаль «За заслуги» в золоте (25 февраля 1915) (Королевство Вюртемберг);
— Орден «За военные заслуги» (8 апреля 1915) (Королевство Вюртемберг);
— Pour le Mérite (10 декабря 1917) (Королевство Пруссия);
— Орден «За военные заслуги» 4-го класса с мечами (Королевство Бавария);
— Орден «За военные заслуги» 2-го класса (Королевство Бавария);
— Орден Фридриха 1-го класса с мечами (Королевство Вюртемберг);
— Нагрудный знак «За ранение» (1918) в серебре;
— Крест «За военные заслуги» 3-го класса с воинским отличием (Австро-Венгрия);
— Почётный крест Первой мировой войны 1914/1918 с мечами (1934);
— Медаль «В память 1 октября 1938 года»;
— Медаль «В память 22 марта 1939 года»;
— Медаль «За выслугу лет в вермахте» с 4-го по 1-й класс;
— Пряжка к Железному кресту 2-го класса (17 мая 1940);
— Пряжка к Железному кресту 1-го класса (21 мая 1940);
— Рыцарский крест Железного креста с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами рыцарский крест (27 мая 1940), дубовые листья (№ 10) (20 марта 1941), мечи (№ 6) (20 января 1942), бриллианты (№ 6) (11 марта 1943);
— Нагрудный знак «За ранение» в золоте (7 августа 1944);
— Нагрудный знак «За танковую атаку» в серебре;
— Совмещенный нагрудный знак «Лётчик-наблюдатель» в золоте с бриллиантами;
— Медаль «За воинскую доблесть» в серебре (22 апреля 1941) (Королевство Италия);
— Медаль «За воинскую доблесть» в золоте (февраль 1942) (Королевство Италия);
— Колониальный орден Звезды Италии кавалер (28 апреля 1942) (Королевство Италия);
— Военный орден Италии крест великого офицера (1942) (Королевство Италия);
— Орден Михая Храброго 3-го и 2-го класса (12 июля 1944)

Библиография Эрвина Роммеля:




Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

История жизни

Даже противники немецкого генерала Роммеля высоко оценивали его талант незаурядного полководца.

Во время второй мировой войны Роммель командовал гитлеровскими войсками в Северной Африке и прославился своими внезапными успешными наступательными операциями, за которые заслужил кличку «Пустынный лис» — ее дали ему союзники. В 1944 году Роммель был арестован двумя генералами Гитлера. Против него выдвинули обвинение в участии в заговоре с целью убийства фюрера. Роммель часто критиковал Гитлера и был другом некоторых из заговорщиков но участником этого заговора не был. Роммелю предложили выбор — пойти под суд или принять яд. Он выбрал яд.

В 1916 году Роммель женился на 22-летней красавице Люси. Эрвин полностью находился под влиянием своей жены. Он и не пытался никогда скрывать, что обожает ее, и был к ней глубоко привязан эмоционально. Он, например, очень не любил уезжать в командировки, а когда ему все же приходилось покидать Люси, ежедневно писал ей страстные письма. Тысячи этих писем существуют в различных архивах до сих пор.

Во время войны Роммель, естественно, подолгу не видел Люси. На Роммеля, который к 1944 году был уже национальным героем Германии, часто обращали внимание женщины. Однажды он даже сказал генералу Вильгельму Мейзе: «Ты знаешь, Мейзе, некоторые из этих девушек так красивы, что я иногда даже боюсь за себя!» Дальше разговоров, правда, дело не пошло, и Роммель всегда оставался верным Люси.

У Роммеля и Люси родился единственный сын, которого они назвали Манфред.

14 октября 1944 года к арестованному Роммелю в последний раз зашли гитлеровские генералы. Ему дали возможность попрощаться с Люси и Манфредом. Своей горячо любимой жене на прощание Роммель сказал: «Через 15 минут я буду уже мертв».




Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Эрвин Роммель — биография Лиса Пустыни

Краткая биография

Третий Рейх, несмотря на все отрицательные стороны своего существования, дал миру отличных военных деятелей. Их боялись, ненавидели, ими восхищались – одним словом, никто не оставался равнодушным к талантливым немецким генералам и солдатам. Немного найдется таких, которые даже правителям других государств внушали страх. Один из них – Эрвин Роммель, легендарный Лис Пустыни.

Детские и юношеские годы

Будущий военачальник родился 15 ноября 1891 года в обычной семье, не принадлежащей к высшей аристократии. Его отец работал учителем в школе, мать происходила из семьи президента земли Вюртемберг. Конечно, престижно, почетно, но не аристократично. Кроме Эрвина, в семье подрастали двое сыновей – Герхард и Карл. Каждый из них впоследствии внесет свою лепту в развитие Германии. А сестра Эрвина, Хелена, пойдет по стопам отца и станет учителем.

Роммель с детства отличался буйным нравом. Если перед ним стояла невыполнимая задача, он с ней справлялся. Как и любой мальчишка тех лет, он мечтал покорить небо, но отец забраковал его желания, поставив его перед выбором – или учитель, или военный. Последний вариант казался Роммелю наиболее выгодным. Вскоре он окончил военную школу и начал карьеру на данной стезе.

После окончания учебы Эрвин начинает проходить службу в пехотном полку и получает звание лейтенанта. Все время он посвящает службе, хотя и имеет любовную связь с молодой немкой. По законам того времени, перед свадьбой нужно было внести залог. Таких больших денег у Эрвина не было, поэтому вскоре молодые люди расстаются.

Роммель жаждал показать свои навыки в настоящем бою. И случай вскоре представился – началась Первая Мировая Война. Большей частью он воевал на Западном фронте – Франции и Италии. Наиболее известные его победы в этот период – захват горы Капоретто и оттеснение итальянской армии, а также оккупация города Лонгароне. В ходе боев Роммель был ранен, но не сдавался и снова рвался в бой. За доблесть и отвагу, а также невероятную храбрость он получил чин капитана и награды.

Время между войнами

Однако ничего не вечно – вскоре война закончилась. После подписания Версальского мирного договора в 1919 году, ознаменовавшего собой полное окончание конфликта, Германия представляла из себя опустошённое государство (как в экономическом, так и социальном плане). Условия договора были тяжкими, выплаты победителям – огромными. Армия также была почти полностью расформирована. Роммель решительно продолжил служить Отечеству, подавляя восстания в немецких городах Линдау и Швебиш-Гмюнд. Конфликт спровоцировали коммунисты. Эрвин был известен тем, что по возможности избегал кровопролития и решал вопросы с помощью переговоров. Как бы он не избегал, но все же ему пришлось поработать учителем – в 1929-1933 годах он служил инструктором в пехотной школе в Дрездене, а начиная с 1935 года – в академии в Потсдаме. Именно его отличные качества, как инструктора, вдохновили Гитлера на то, чтобы предложить Роммелю должность офицера связи в министерстве Гитлерюгенда, которое как раз занималось военной подготовкой юных немецких солдат. Однако вскоре Роммелю пришлось покинуть престижный пост из-за конфликта с лидером молодежной организации.

Кроме военного поприща, Эрвин занимался и писательской деятельностью – опубликовал свои дневники. В 1938 году дослужился до звания полковника. В этом же году Гитлер требует, чтобы Роммель стал во главе личного эскорт-батальона фюрера. Можно сказать, что он стал фактически телохранителем Гитлера.

Вторая Мировая война

1939 год ознаменовал вторжение в Польшу. Гитлер пожелал лично присутствовать на полях сражений. И Роммель вынужден был его сопровождать. Тем не менее, он не забывал и свои личные заслуги – уже в следующем году он командовал танковой дивизией во время захвата Франции, где применил новую тактику блицкрига и показал свое мастерство.

До 1941 года Роммель находился в основном на европейской территории, но затем Гитлер отсылает его в Северную Африку. У него была задача – не дать британцам разгромить итальянскую армию и отогнать их в Египет.

Первые части немецкой армии под командованием Роммеля прибыли в столицу Ливии – Триполи, в феврале 1941 года. Беда состояла в том, что силы были неравны – Роммель ожидал подкрепления, которое задерживалось. Чтобы англичане не подумали о своем превосходстве, Эрвин приказал установить макеты танков, чтобы создать впечатление о наличии техники у немцев. Его политика отличалась агрессивностью, хитростью, молниеносными атаками. За это он и получил прозвище – Лис Пустыни. Однако не все было гладко – мощь союзных войск росла, и это не могло не пугать Роммеля. К тому же сказывалась нехватка топлива и человеческих ресурсов в немецкой армии. Постепенно Роммель начал терпеть поражения от британцев.

Справедливости ради отметим, что и англичане избегали сражений и предпочитали накапливать свой потенциал. Некстати Эрвин серьезно заболел и вылетел на Родину, чтобы пройти курс лечения. Союзные войска Великобритании и США воспользовались этим и начали наступление. Не долечившись, Роммель вернулся, но опоздал – сражение при Эль-Аламейне, которое повернуло Фортуну лицом к союзникам, было проиграно немцами.

Роммель предпринял попытку выслать армию из Туниса и Марокко. Однако Гитлер отказал в этой просьбе и лишил Эрвина звания командующего армией – теперь его место занял генерал фон Арним.

Эрвин возвращается в Европу и начинает заниматься обороной Нормандии. Однако среди командиров не было единства, стратегия защиты северных берегов была плохо организована, поэтому высадка в 1944 году прошла успешно. Сам Эрвин был тяжело ранен и больше не смог участвовать в боях.

Вопрос о холокосте и расизме

Как только всплывает имя Роммеля, сразу на ум приходит участие в Холокосте. Так это или нет – сказать трудно. Действительно ли он разделял взгляды нацистов на истребление нации евреев, или же просто делал то, что ему приказывали, неохотно? Мы никогда не узнаем. Однако стоит отметить, что Гитлер благоволил молодому офицеру, продвигал его по служебной лестнице. И Эрвин не мог ответить отказом на приказы свыше. Даже если они шли вразрез с его убеждениями. И иногда случалось такое, что Роммель не выполнял приказы об убийстве или казни чернокожих солдат или пленных. Но правду о том, что чувствовал внутри, знал лишь он сам.

В 1944 году растет недовольство политикой Гитлера и им самим в частности. Поэтому некоторые высокопоставленные чиновники решают избавиться от фюрера – физически. Одни историки полагают, что Роммель не принимал участия в разработке покушения. Другие – что он был «мозгом» всей операции».

Несмотря на все конфликты с фюрером, Эрвин был против его физического устранения.

Как бы там ни было, покушение не удалось, заговор был раскрыт. Естественно, ответственных арестовали и допрашивали. Один из участников указал имя Роммеля. Конечно, для Гитлера это был удар — он не ожидал от своих лучших военачальников такого подвоха. Хотя участия Роммель не принимал, к нему в дом пришли офицеры и предложили выбор – военный суд или самоубийство. Никому другому такого не предлагали: все-таки Роммель был заметной фигурой в военной Германии, много сделал для победы на фронтах. 14 октября 1944 года Эрвин Роммель покончил с собой, приняв цианистый калий.

Его хоронили со всеми почестями – так приказал фюрер. Вот так закончился земной путь легендарного Лиса Пустыни, при упоминании имени которого солдаты вздрагивали.

Вы зачем в заглавие фото Джеймса Мейсона поставили? Это не Ирвин Роммель!

Декабрь 28, 2018

Октябрь 11, 2018

Октябрь 27, 2018

У нас в России точно так же..

Из рассказа ветерана ВОВ служившего в ПВО, после военного училища, офицер-зенитчик, год в присоединённой Бессарабии. Он отступал от самой границы. Из его рассказа про фашистких десантников «Мы от границы шли большими колоннами. Где гражданское население было перемешано с разрозненными военными подразделениями. Нас бомбили часто. Когда в воздухе появлялись самолёты и начинали выть их сирены под свист падающих бомб народ приходил в ужас. Разбегались кто куда. появление самолётов всегда действовало на толпу устрашающе. Бывало, что вместо бомб начинали выпрыгивать парашютисты. Народ и от них бежал укрываться в леса. Никто по ним не стрелял. Да и они не особо воевали. По крайней мере в тех местах где мы шли, они не разрушали мостов, не нападали на колонны беженцев. Несколько раз я видел парашютистов на хуторах и в деревнях в стороне от дорог. Они там пили, ели, развлекались и не особо стремились воевать. Получалось так, что немецкие войска ещё не дошли, но советских войск на территории уже давно нет. Можно было несколько дней к ряду идти и никого не встретить. Всюду было много брошенной техники и оружия, но не было организованных советских подразделений. (Примечание мое. То есть парашютисты только своим присутствием, другого ничего не делая, создавали хаос). Только, примерно, через два месяца мне и моему расчёту удалось присоединиться к армии. Так как мы от самой границы тащили с собой зенитку нас без проблем с контразведкой зачислили в формирующееся подразделение.

В многоквартирном доме лифт является такой же частью здания, как и балконы, крыша, пожарные лестницы и подвал. За поддержание всех этих объектов должны платить все жильцы дома. Если я не живу на верхнем этаже, я не обязан платить за ремонт крыши? А сколько людей погибли в пожарах из за заваренных дверей пожарных лестниц? Денюжку жалко на поддержание порядка ? В наше время неимоверно вырос эгоизм населения, желание обособиться в кругу «своих», не видеть, не общаться с «чужими». Коррупцию чиновников снизу подпирает кумовство и круговая порука нужных людей. Высший пилотаж- уклонение от уплаты налогов, контрабанда, отмывание денег, откаты и взятки. Это у нас Прибалтике так, как там у вас я только по газетам узнаю.



Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Лис пустыни. Генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель

Эту книгу написал фронтовой журналист Лутц Кох, который провел бок о бок со знаменитым генерал-фельдмаршалом много времени. Для меня только открылась личность этого выдающегося полководца, политического конкурента и оппонента Гитлера, а также множество неизвестных трагических страниц Второй мировой. Сама биография Роммеля, его жизнь и загадочная смерть могли быть стать интересным сценарием к фильму.

Преисполненный боевого азарта, он мог лично возглавить батальон горных егерей, штурмующий боевые порядки врага, если того требовала логика боя. Суть его командирского таланта заключалась в умении найти парадоксальное и неожиданное для неприятеля, но логически безупречное решение боевой задачи любой степени сложности. На фронте проявилась еще одна ошеломляющая грань его воинского таланта: умение найти самое уязвимое место в обороне противника и, не оставляя ему времени на размышление, атаковать вопреки всем и всяческим ортодоксальным канонам воинского искусства – когда самым главным козырем становится… отсутствие козырей!

На этом этапе военной карьеры его характеру и амбициям, наверное, больше всего соответствовала служба в танковых частях вермахта. Этот род войск предназначен для ведения маневренной войны, для нанесения внезапного удара по противнику. Чтобы решить исход сражения в свою пользу, командир бронетанкового соединения должен находиться не на наблюдательном пункте, а в эпицентре событий. Законы танковой войны были законами Эрвина Роммеля!

Инстинкт охотника помог ему разработать новую тактику танкового прорыва. Роммель лично разработал принципиально новую топографическую систему привязки и целеуказания для своей дивизии: оперативные карты командиров экипажей были разбиты на квадраты со специальным цифровым и буквенным обозначением. Это позволяло танкистам быстро сориентироваться на местности и с помощью кода доложить командованию о своем местонахождении. Простота, надежность и оперативность «топографической системы Роммеля» привели к ее повсеместному распространению в вермахте.

(английский журналист об итальянцах) Никто не отрицает, что итальянцы храбрые солдаты. Во всяком случае, до известных пределов. Поражает их смехотворная тяга к роскоши. Когда британцы вошли в лагерь, то не поверили своим глазам: у каждого итальянского солдата была индивидуальная кофеварка «Эспрессо», чтобы после еды сварить себе напиток по вкусу и посмаковать из индивидуальной чашечки! За несколько месяцев боевых действий наши бригадные генералы не жили и одного дня в таких роскошных условиях, как итальянские унтер-офицеры. В английских окопах не знали, что такое покрывало или парадная форма одежды, и уж наверняка, здесь не пользовались мужской парфюмерией!

Гитлер резонно опасался, что вооруженное вмешательство Германии повлечет за собой непредсказуемые последствия и может привести к изменению баланса сил на европейском театре военных действий. Хотя с другой стороны, африканская эпопея предоставила ему хорошую возможность провести «разведку боем» и на южном направлении, также попавшем в сферу геополитических интересов ненасытного фюрера.

Он был величайшим импровизатором и умел не только воспользоваться благоприятной ситуацией, но и создать ее, полагаясь не на удачу, а на озарение, которое, как известно, посещает только гениев! Он никогда не терял голову, и даже в минуты высочайшего физического напряжения сохранял ясность мысли и душевное самообладание.

Судьбу современных войн стали решать иной раз не храбрость и самоотверженность бойцов, а например, наличие горючего или отсутствие запчастей. Снабжение стало божеством современной войны. Победы и поражения в Африке стали прямо пропорциональны мужеству солдат и таланту полководцев и обратно пропорциональны протяженности коммуникационных линий и удаленности от баз снабжения. Каждый новый успех уводил наступающую армию еще дальше от своих баз, в то время как потерпевшие поражение откатывались… ближе к своим складам и в итоге оказывались в лучшем положении, имея в виду возможности переформирования и переоснащения.

Вдали от европейского театра военных действий и ОКБ, в сотнях километров от фатерланда и его «рычагов воздействия» он мог без особых помех со стороны военного руководства реализовать свой стратегический потенциал. Роммель единственный из генералов вермахта, кто вошел в военную историю в первую очередь как стратег и тактик боевых действий в пустыне. В рамках тех небогатых возможностей, которые предоставляли ему ОКБ и противник, он сумел добиться выдающихся результатов. Печать его индивидуальности лежит на всех операциях германских вооруженных сил в Африке.

Одно только имя Роммеля деморализующе действовало на противника. Британские солдаты испытывали мистический ужас перед фигурой немецкого генерала – об этом свидетельствует приказ, подписанный английским главнокомандующим Очинлеком:
– Командирам и начальникам штабов бронетанковых и пехотных соединений. Существует реальная опасность того, что печально известный нам Роммель станет своего рода «наваждением» для наших войск. Солдаты рассказывают о нем небылицы, а его имя оказывает на них гипнотическое воздействие. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя разговоры о его способности и энергичности не лишены основания. В связи с этим было бы крайне нежелательно, чтобы наши люди приписывали ему сверхъестественные качества. Требую провести разъяснительную работу в войсках и всеми доступными способами внушить личному составу, что Ром-мель не представляет из себя ничего большего, чем обычный немецкий генерал. Обращаю ваше особое внимание на то, что не следует сейчас употреблять слово «Роммель» имея в виду нашего противника в Ливии. Без конкретизации следует говорить о «немцах», «вооруженных силах „Оси“ или „противнике“…

Роммель был огорчен и расстроен безрезультатными попытками воззвать к здравому смыслу Гитлера. Он был ошеломлен некомпетентностью окружавших фюрера «военных советников» и отказывался понимать, как можно настолько поверхностно подходить к решению жизненно важных для Германии военных проблем.

Этот безрезультатный двухдневный визит в Ставку впервые поставил генерал-оберста перед необходимостью пересмотреть свое отношение к Адольфу Гитлеру. Искреннее недоумение сменилось охлаждением, а разочарование – недоверием. Простой и в чем-то даже прямолинейный Роммель всегда безоговорочно доверял «Верховному главнокомандованию», потому что честь, верность и исполнительность всегда были отличительными чертами его солдатской натуры.

Мне довелось видеть Роммеля – мыслителя, застывшего в раздумьях над штабной картой, и Роммеля – бойца, безудержно устремляющегося в самую гущу сражения. По долгу службы у меня было много фронтовых журналистских встреч – от командира роты до командира дивизии и выше; была возможность сравнить Роммеля с другими военачальниками вермахта. Никогда – ни раньше, ни позже – я не встречал человека такой глубины, масштабности и личного обаяния. Такие люди всегда лидеры, всегда «во главе» – да он и был кумиром Африканского корпуса.

Эрвин Роммель был не только выдающимся, но и современным генералом. Он обращался с «лейкой» как профессиональный фоторепортер и прекрасно представлял себе истинную мощь теневых кабинетов власти XX века – радио и прессы. Роммель умело использовал эти подспудные силы в интересах дела, которому служил, отдавая себе отчет в том, какую всеобъемлющую роль в жизни общества играет война и какое значение приобретает сформированное средствами массовой информации общественное мнение. Он избегал популярности и чуждался плебейского тщеславия, но, как и всякий человек действия, генерал гордился плодами своего ратного труда.

На фоне очередных успехов на Восточном фронте, где вот-вот должна была пасть мощнейшая черноморская крепость Севастополь, у высшего руководства складывалась искаженная картина военного положения Германии, исходя из реального состояния вооруженных сил рейха и запасов сырья. Огромные расстояния между базами снабжения в Германии, европейским и африканским театрами военных действий становились предпосылкой поражения вермахта в будущем.

Уже через несколько минут мне показалась несколько странной манера ведения застольной беседы: создавалось впечатление, что ни один человек из ближайшего окружения Гитлера, включая Геббельса, не имеет собственного мнения – высказывался только Гитлер, а остальные поддакивали. Гораздо более тягостное впечатление производили лицемерное раболепие и чуть ли не византийское славословие в адрес фюрера. Гитлер с аппетитом истреблял разнообразные вегетарианские блюда: салаты, закуски из яиц, сыр – и время от времени прикладывался к большому кубку с апельсиновым соком, разбавленным чаем. Геббельс состоял при мне как нянька и выполнял обязанности то ли диктора, то ли суфлера.

Гиммлер носился с идеей совершить вместе с фюрером путешествие в исландский город Тингведлир, где по преданию сохранились артефакты древних германцев. Я поднялся на борт стоящего на рейде Рейкьявика судна и стал свидетелем конфуза морских офицеров, которых бросало то в жар, то в холод от вопросов фюрера, необыкновенно компетентного в области систем вооружения и обеспечения боевых кораблей всех стран мира.

Гениальность Роммеля позволила нашей армии избежать долгой осады и десятков кровопролитных штурмов Тобрука, и я испытывал законное чувство гордости, но к нему примешивались тревожные нотки беспокойства. Лицемерное раболепие ближайших соратников Гитлера, двуличная политика руководителей рейха по отношению к Франции, недооценка противника и дилетантизм в оценке и прогнозировании мировых общественно-политических процессов – все это указывало на неизбежные сложности, с которыми Германии придется столкнуться в недалеком будущем.

В то время термин «ковровая бомбардировка» был совершенно неизвестен в Германии и Европе, и нам, фронтовым журналистам, приходилось прилагать немало усилий, чтобы объяснить в редакциях, что же мы имели в виду. Уцелевший после страшной бомбардировки, обычно невозмутимый Роммель воскликнул:
– Если нам не удастся отомстить и отплатить врагу той же монетой, а эскадрильи британских бомбардировщиков вернутся в Европу и Германию, то война будет проиграна.

Немцы и англичане сражались яростно и бескомпромиссно, но и в этих жестоких сражениях воюющие стороны твердо придерживались главного закона войны в пустыне – быть милосердными и человечными. Роммель постоянно ратовал за строжайшее соблюдение рыцарских методов ведения войны. Мы часто приглашали британских военнопленных к себе в палатки, а Роммель охотно общался с английскими офицерами и генералами. Гуманное отношение бойцов Африканского корпуса к военнопленным всегда отмечали наши британские оппоненты. Признательность и уважение противника в первую очередь заслуживает сам Роммель как командир экспедиционного корпуса, непосредственно отвечающий за стратегию, тактику и методы ведения войны. Когда Африканский корпус Роммеля стоял под Аламейном, в штаб поступил печально известный «указ о заложниках», фактически предписывающий убийство захваченных в плен солдат противника. Маршал собственноручно уничтожил директиву Ставки и ни единым словом не обмолвился о ее существовании. Он не знал, что такое нечистоплотность.

После безрезультатного визита в Ставку в феврале 1942 года он начал с разочарованием присматриваться к фигуре «великого полководца всех времен». Африканский поход еще больше обострил антипатию, а начиная с этой минуты им овладело чувство всеобъемлющего неприятия диктатора, которое навсегда останется с ним, а в последние месяцы жизни перерастет в неприкрытую враждебность к Гитлеру. Во время этой встречи с фюрером пока еще неосознанно для самого Роммеля завершился один период его жизни и начался новый – время переосмысления и отказа от старых убеждений.

Роммель вернулся в Африку измотанным и опустошенным. Теперь он точно знал, какой бесславный конец ждет его армию. Впервые он оказался на грани полного физического истощения – терял сознание и падал в глубокие обмороки (один раз потерял сознание и упал прямо перед штабным автобусом – несколько часов врачи не могли привести его в чувство). Безрезультатная борьба за спасение своей армии в Ставке ускорила его физический и эмоциональный срыв.

В Африке Роммель узнал важнейшую аксиому современной войны: мужество, героизм и самопожертвование, конечно, продолжают играть большую роль, но сражение выигрывает тот, у кого лучшее обеспечение, снабжение и координирование действий.

В Тунисе Гитлер действовал по «сталинградскому рецепту»! Превратно истолковывающий понятие «высшей жертвенности» фюрер пытался уверить мир в «незыблемой стойкости арийского духа». Мировое общественное мнение адекватно оценило падение последнего немецкого плацдарма в Африке: второе подряд после Сталинграда чувствительное поражение показало, в каком запредельном кризисе находится военно-политическая система Германии. Роммель утверждал, что война проиграна, и это было не мрачным пророчеством, а простой констатацией факта.

Манштейн показался диктатору слишком самостоятельным, слишком критичным и слишком здравомыслящим человеком. Гитлер выбрал Цайцлера, с которым, как он считал, ему будет легче управляться. Фюрер всегда предпочитал окружать себя бесхребетными истуканами с лакейскими душонками, чтобы не «травмировать» свое сверхэгоцентричное сознание.

Если бы «приказ фюрера» не отозвал его из Африки и ему удалось уцелеть в ходе жестоких боев, он бы как Паулюс разделил горькую участь своих солдат во вражеском плену:
– Чтобы сдаться в плен вместе со своей армией, требуется куда больше мужества, чем просто пустить себе пулю в лоб…

Во времена Гитлера наряду с задачей жестко указывались и «правильные» пути ее решения, напрочь исключающие творческую инициативу и свободу выбора исполнителя. Так, на Восточном фронте офицерам всех рангов было категорически запрещено отдавать приказ «к отступлению» без одобрения этого решения лично Адольфом Гитлером. Не могло быть и речи ни о каком «вождении полков» в старинном понимании слова «полководец»! Жесткий централизм, совершенно необходимый в рамках общей военной стратегии, был заменен на «приказы фюрера». В кризисной ситуации вермахт платил за упрямство фюрера неоправданно высокую цену – людьми, техникой и в конечном итоге утраченными победами.

Неожиданно Роммель произнес:
– Если бы только Гитлер не развязал войну против России. Это была его серьезнейшая военно-политическая ошибка. Сегодня эта война уже давно перешагнула свой экватор. Я надеюсь, что нам все же удастся выбраться из нее с честью и хотя бы частично целыми!

Гитлер устало и отрешенно произнес:
– Не хочу ничего слышать о люфтваффе. Я отношусь к числу тех, кто стоял у истоков наших ВВС, и, к сожалению, еще и числу тех, кто был самым жестоким образом обманут относительно их истинных возможностей. Мне все время называли ложные цифры и нереальные сроки…

Задолго до трагедии на Нормандском фронте нечто подобное довелось пережить Гудериану в России. В канун Рождества 1941 года он умолял фюрера дать разрешение отступить от Тулы, но тот был непреклонен. Вот что написал генерал об этой встрече:
– Они не верят ни одному нашему донесению, потому что давно сомневаются в нашей правдивости. Они устраивают дурацкий переспрос, хотя на самом деле и знать ничего не желают! Ни Кейтель, ни Йодль, ни Гитлер не провели и одного дня на фронте за всю русскую кампанию. Когда я закончил доклад, в кабинете воцарилось ледяное молчание. Тогда я продолжил: «Я вижу, что меня не пожелали понять». Потом предложил фюреру заменить его советников на фронтовых командиров. Это предложение и стало причиной последовавшей через несколько дней отставки. Там, среди властей предержащих нет и не может быть друзей. В лучшем случае можно рассчитывать на молчание некогда хорошо относившегося к вам лица!

Совершенно нелогичные с точки зрения здравого смысла поступки иных государственных и армейских деятелей «Третьего рейха» станут понятными и вполне объяснимыми, если тщательно проанализировать платежные ведомости рейхсканцелярии и бюджетно-финансового отдела вермахта. Не исключено, что только таким образом будущие поколения историков получат ключ к разгадке многих таинственных страниц 2-й мировой войны!

Неискупимая вина перед фронтом и немецким народом лежит и на Министерстве вооружений, на тех военных инженерах и конструкторских бюро, которые занимались не внедрением новейшего оружия, а «инсценировкой его возможностей». Множество людей занималось откровенной фальсификацией, выбиванием кредитов и не гнушалось никакими уловками, чтобы обвести вокруг пальца такого профана в области вооружения и боеприпасов, как доктор Геббельс.

Геббельс же никогда и не пытался вникнуть в суть проблемы, избегая задавать «необходимые вопросы» там, где это единственно и было необходимо. Как пропагандиста его вполне удовлетворяли недобросовестные заверения и обещания инженеров-конструкторов. Обрядив в нарядные фразы, приукрасив красным словцом, он вдыхал жизнь в очередное «чудо» и запускал его в эфир, на страницы журналов и газет. Неизвестно, насколько благими намерениями руководствовался рейхсминистр в своих действиях, зато хорошо известно, куда привели они Германию, немецкий народ да, впрочем, и его самого – «обманутого обманщика».

– Вот все и закончилось, гауптман. Фюрер приказал мне умереть. По пути в Ульм генералы дадут мне яд. Бургдорф обещает, что я умру быстро и безболезненно, а потом мне полагаются государственные похороны с воинскими почестями. Гитлер обещал безопасность жене и сыну, им даже будут выплачивать пенсию после моей смерти.

21 октября 1944 года урна с прахом полководца была захоронена на скромном сельском кладбище Герлингена. Мятежный дух фельдмаршала Роммеля нашел последнее пристанище в живописнейшей местности у подножья Швабских Альб. В последние недели своей жизни он с удивлением обнаружил, что есть еще на земле такие уголки, куда не добралась война. Видимо, предчувствуя свою близкую смерть, он выразил последнюю волю: «…пусть меня похоронят здесь, хочу обрести вечный покой в этой благословенной земле…».

Цитаты из других книг можно найти в книжном навигаторе




Эрвин Роммель – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Роммель Эрвин — биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.

Э́рвин Ойген Йоха́ннес Ро́ммель (нем. Erwin Eugen Johannes Rommel, 15 ноября 1891 — 14 октября 1944) — немецкий генерал-фельдмаршал (1942) и командующий войсками Оси в Северной Африке.

Роммель родился в Гейденгеме, Германия. Его отец работал учителем, а мать была дочкой вюртембургского президента. Один из братьев Эрвина стал известным стоматологом, другой – оперным певцом, а сестра Эрвина – учителем искусств. Отец предложил Эрвину карьеру либо учителя, либо военного. Юный Роммель выбрал последнее. В 1910 году он поступил кадетом на службу в 124-й пехотный полк. В Данциге он окончил военное училище, дослужился до лейтенанта к 1912 году. Во время Первой мировой войны Эрвин служил во Франции, в Румынии, в Италии. Его наградили Железным крестом первой степени.

Высшей германской боевой медалью и чином капитана Роммеля наградили после успешного взятия одного из итальянских горных укреплений. Роммель командовал разными пехотными частями в послевоенный период. Он опубликовал курс лекций по тактике «Военная атака» в 1937 году. В этом же году Эрвин Роммель стал начальником личной охраны Адольфа Гитлера. Затем он работал кое-какое время в Военной академии в качестве коменданта, а затем вновь вернулся в личную охрану Гитлера, но в качестве бригадного генерала. Роммель изучил теорию «блицкрига» и пришел в восторг. После того как Гитлер захватил Польшу, Роммель попросил у него разрешения на командование дивизией, которая готовилась к нападению на Францию. Роммеля назначили командиром 7-й танковой дивизии.

Во время наступления во Францию Эрвин выработал собственную тактику, которой он придерживался в дальнейшем. Он продвигался очень быстро, рискуя быть замеченным, но компенсировал это огромной огневой мощью и фактором внезапности. Роммель пытался не наступать широким фронтом, но танки сосредотачивал для прорыва обороны противника. В форме танкиста Эрвин лично участвовал в боях, наступая первых рядах. Он делал это, чтобы знать боевую обстановку, немедленно принимать решение и поддерживать боевой дух солдат. К концу войны по Франции дивизию Роммеля стали называть призрачной. Противник никогда не знал, где в следующий раз встретит дивизию талантливого Эрвина.

Роммель был награжден Рыцарским крестом, получил чин генерал-майора. Он стал командовать Африканским корпусом, где смог прекрасно приспособить свою тактику ведения войны, выработанную во Франции. В марте 1941 года он одержал первую победу над англичанами в североафриканской пустыне, взяв в плен двух генералов Великой Британии. А еще через год «Лис пустыни» стал одним из самых известных полководцев Второй мировой войны. Взятие Торбука с армией, которая была меньше по численности, нежели армия англичан, стало триумфом полководца. 22 июня, спустя день после взятия порта, Эрвина произвели в фельдмаршалы.

Боеприпасов и продовольствия Роммелю и его фронту хватало с трудом. Силы Германии шли на убыль. После того, как на горизонте заблестел талантливый английский генерал Бернард Монтгомери, положение дел у Роммеля ухудшилось. Гитлер не мог или не хотел прислать подкрепление в Североафриканский корпус. Он приказ «биться до последнего солдата». Роммель же не хотел вести людей на верную гибель, а потому капитулировал 6 марта 1943 года. Гитлер был разгневан, но понимал, что талантливый фельдмаршал ему необходим, а потому велел его эвакуировать. Роммель стал советником фюрера по вопросам обороны Италии. Вскоре он отправился во Францию, чтобы укрепить оборону там. Гитлеру он рекомендовал разгромить войска, которые планировали высадиться в Нормандии, танками, но тот не слушал. Когда противники высадились на побережье, Роммель вернулся из отпуска, прибыл во Францию, где возглавил оборону. Роммель отводил людей в тыл перед тем, как налетела авиация, а затем возвращался на позиции.

17 июля 1944 года его ранили в голову. Его машину обстрелял истребитель. Фельдмаршала доставили в Германию для лечения, вернуться на фронт ему было уже не суждено. В заговоре против Гитлера Роммель не участвовал. Однако он знал о планах заговорщиков. Гитлер же узнал, что Роммеля хотят поставить во главе государства, чтобы спасти страну. Фюрер включил непричастного Эрвина в список заговорщика, а затем передал ему, что либо он кончает жизнь самоубийством, тем самым его семья остается в безопасности, либо его публично судят, казнят, а семья будет тоже наказана по всей строгости. Роммель все-таки выпил яд. Правда, объявили потом, что умер «Лис пустыни» от осложнений после ранения. Он был талантливым полководцем, одним из немногих, кто пользовался уважением своих врагов.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector