Эмиль Золя – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019


Эмиль Золя – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Эмиль Золя

Французский литературный деятель, лидер и основоположник натурализма во французской литературе, ставший известным и читаемым в России быстрее, чем на родине.

2 апреля 1840 года в семье француженки и итальянца, получившего французское гражданство, появился на свет Эмиль Золя. Отец мальчика Франсуа Золя, будучи инженером, подписал контракт на строительство канала, это поспособствовало тому, что в 1843 семья переехала в город Экс-ан-Прованс.

Маленький Эмиль Золя с родителями

Совместно с партнерами Франсуа создает компанию для реализации проектов. Работа начала продвигаться в 1847 году, но отец Эмиля получил воспаление легких, от чего трагически и скоропостижно умирает.

В том же году мальчика определили в пансион при колледже. Там он знакомится с будущим знаменитым французским художником постимпрессионизма – Полем Сезанном, дружба с которым будет продолжаться больше 25 лет. Становится поклонником творчества Виктора Гюго и Альфреда де Мюссе, получает и религиозное освещение. Город Экс ни один раз откликнется в произведениях Золя под придуманным наименованием Плассан.

Портрет Эмиля Золя

Однако после смерти отца мать остается вдовой, живет на пенсию, которой катастрофически не хватает. В 1852 году вынуждена вернуться в Париж, чтобы наблюдать за судебным процессом с кредиторами против компании покойного мужа. В результате судебных разбирательств компанию признали банкротом.

С полным разочарованием для себя в 18 лет Эмиль приезжает к матери в Париж, где жизнь полна ограничений из-за материального положения. Попытка построить будущее юриста провалилась, Золя провалил экзамены.

Литература

После провальных экзаменов Эмиль устроился на работу в книжном магазине. С 1862 года работал в издательстве «Ашет». Спустя 4 года Золя принял решение начать писать самому и сделать эту деятельность источником заработка. Начальные писательские шаги начались с журналистики. Дебютный сборник рассказов заявил о себе в 1864 году под названием «Сказки Нинон». Известность писателя была не за горами – через год Франция увидела опубликованный первый роман – «Исповедь Клода», ставший реальной биографией писателя. Он сделал Золя популярным.

Писатель Эмиль Золя

Делом жизни стало написание 20-томного романа «Ругон-Маккары», где рассказывается об одной определенной семье во времена Наполеона 3 и второй Французской империи. Эмиль рассчитывал издать 10 томов романа, но в конечном результате произведение состоит из 20 томов, самыми успешными из которых стали «Западня» и «Жерминаль», посвященные классу рабочих людей.

Еще один роман, имевший успех у читателей – «Дамское счастье», полностью отображающий идеологию того времени, когда коммерческие отношения все активнее развиваются, где желание клиента закон, а права продавца не имеют значения. Действия книги развиваются в магазине под названием «Дамское счастье», а главные герои, как и в большинстве романов писателя, – бедные из глубокой провинции, уверенно идущие к успеху.

Эмиль Золя в 25 лет

В романах писателя раскрывается психологический настрой мелкой буржуазии, ищущей правду в жизни, но все попытки бесполезны и терпят неудачи. Так стало с революционером из произведения «Деньги», с которым читатели познакомились в 1891 году.

Собрание сочинений Эмиля Золя

Роман «Нана» получил популярность не только во Франции. В России он был напечатан в трех изданиях, но текст произведения был неполным. Объяснялось это запретом царской цензуры. Героиней повествования стала девушка Анна Купо, прототипом которой стала знакомая писателю куртизанка Бланш Д’Антиньи.

Основная задумка цикла «Ругон-Маккары» — семейная сага, сменяющаяся поколениями, периодически с возникающими новыми персонажами. Идея заключается в том, что от наследственности, обычаев и привычек семьи невозможно избавиться.

Писатель Эмиль Золя

Эмиль Золя непрерывно от литературной деятельности занимался общественно-политической. Смелая и нашумевшая работа – публикация «Я обвиняю», вышедшая как ответ на Дело Дрейфуса. Многие знаменитости выступили на стороне офицера, еврея по национальности, которого обвинили в шпионаже на стороне Германии. Французского офицера приговорили к пожизненному сроку. Эмиль Золя пополнил список знаменитых персон Франции, поддерживающих Дрейфуса.

Личная жизнь

В молодые годы, после приезда к матери в Париж, Эмиль познакомился с Александриной Мелей, которая долгое время оставалась любовницей писателя. Связь с представительницей среднего класса стала по душе и матери писателя – серьезная, честолюбивая, хрупкая и одновременно сильная девушка. В 1870 году Эмиль женился на Александрине, но был один омрачающий фактор в семье – детей у пары не случилось.

Семья Эмиля Золя

По злой иронии судьбы, спустя годы, жена нанимает в дом молодую служанку Жанну, которая становится любовницей Золя. Длительное время писатель пытался скрывать запрещенные отношения, при этом обеспечивая молодую 20-летнюю девушку. Но когда у пары родился первый ребенок, хранить тайну больше не было смысла.

Эмиль женился на Жанне Розро, у пары родился второй малыш. Новая семья приносила писателю счастье и вдохновение в творчестве.

Умер писатель в 62-летнем возрасте из-за отравления угарным газом. Официальной версией стала поломка в доме каминного дымохода. Некоторые издания публиковали последние слова Эмиля с обращением к жене о плохом самочувствии. Вызывать доктора отказался. Смерть наступила 29 сентября 1902 года.

Могила Эмиля Золя

У современников писателя были подозрения о неестественной смерти – убийстве. Спустя 50 лет журналист французской газеты Жан Бореля напечатал расследование «Убит ли Золя?». Он опубликовал подозрения в умышленном убийстве писателя, где раскрыл разговор фармацевта и трубочиста, который признался в умышленном загрязнении дымохода квартиры Золя.

Библиография

В списке можно перечислять большое количество сочинений: новеллы, повести, литературно-публицистические произведения, но особого внимания заслуживают романы.

  • 1865 – «Исповедь Клода»
  • 1866 – «Завет умершей»
  • 1867 – «Тереза Ракен»
  • 1867 – «Марсельские тайны»
  • 1868 – «Мадлена Фера»
  • 1871 – «Карьера Ругонов»
  • 1873 – «Чрево Парижа»
  • 1874 – «Завоевание Плассана»
  • 1880 – «Нана»
  • 1883 – «Дамское счастье»
  • 1885 – «Жерминаль»
  • 1890 – «Человек-зверь»
  • 1891 – «Деньги Разгром»




Эмиль Золя – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Эмиль Золя — биография, информация, личная жизнь

Эмиль Золя

Эмиль Золя (фр. Émile Zola). Родился 2 апреля 1840 года в Париже — умер 29 сентября 1902 года в Париже. Французский писатель, публицист и политический деятель.

Один из самых значительных представителей реализма второй половины XIX века — вождь и теоретик так называемого натуралистического движения, Золя стоял в центре литературной жизни Франции последнего тридцатилетия XIX века и был связан с крупнейшими писателями этого времени («Обеды пяти» (1874) — с участием Гюстава Флобера, Ивана Сергеевича Тургенева, Альфонса Доде и Эдмона Гонкура, «Меданские вечера» (1880) — знаменитый сборник, включавший произведения самого Золя, Жориса Карла Гюисманса, Ги де Мопассана и ряда второстепенных натуралистов, как Анри Сеар, Леон Энник и Поль Алексис).

Сын принявшего французское гражданство инженера итальянского происхождения (по-итальянски фамилия читается как Дзо́ла), построившего канал в Эксе. Свою литературную деятельность Золя начал как журналист (сотрудничество в «L’Evénement», «Le Figaro», «Le Rappel», «Tribune»); многие из его первых романов — типичные «романы-фельетоны» («Марсельские тайны» — «Les mystères de Marseille», 1867). На всём последующем протяжении своего творческого пути Золя сохраняет связь с публицистикой (сборники статей: «Mes haines», 1866, «Une campagne», 1881, «Nouvelle campagne», 1886). Эти выступления — знак его активного участия в политической жизни.

Политическая биография Золя небогата событиями. Это — биография либерала, живущего во времена становления индустриального общества. В последний период своей жизни Золя тяготел к социалистическому мировоззрению, не выходя за рамки радикализма. Как высшая точка политической биографии Золя должно быть отмечено его участие в деле Дрейфуса, которое обнажило противоречия Франции 1890-х годов, — знаменитая статья «J’accuse» («Я обвиняю»), за которую писатель заплатил изгнанием в Англию (1898).

Золя скончался в Париже от отравления угарным газом, по официальной версии — из-за неисправности дымохода в камине. Его последние слова, обращенные к жене были: «Мне плохо, голова раскалывается. Посмотри, и собака больная. Наверное, мы что-то съели. Ничего, всё пройдёт. Не надо никого тревожить…». Современники подозревали, что это могло быть убийство, но неопровержимых доказательств этой теории найти не удалось.

Эмиль Золя дважды был женат, от второй супруги Жанны Розро у него было двое детей.

В честь Эмиля Золя назван кратер на Меркурии.

Первые литературные выступления Золя относятся к 1860-м годам — «Сказки к Нинон» (Contes à Ninon, 1864), «Исповедь Клода» (La confession de Claude, 1865), «Завет умершей» (Le vœu d’une morte, 1866), «Марсельские тайны».

Молодой Золя стремительно подходит к своим основным произведениям, к центральному узлу своей творческой деятельности — двадцатитомной серии «Ругон-Маккары» (Les Rougon-Macquarts). Уже роман «Тереза Ракен» (Thérèse Raquin, 1867) заключал в себе основные элементы содержания грандиозной «Естественной и социальной истории одного семейства в эпоху Второй империи».

Золя тратит очень много усилий, чтобы показать, как законы наследственности сказываются на отдельных членах семьи Ругон-Маккаров. Вся огромная эпопея связана тщательно разработанным планом, опирающимся на принцип наследственности — во всех романах серии выступают члены одной семьи, настолько широко разветвлённой, что отростки её проникают как в самые высокие слои Франции, так и в глубочайшие её низы.

Стиль Золя противоречив в своей сущности. Прежде всего — это стиль мелкобуржуазный в чрезвычайно ярком, последовательном и завершенном выражении, — «Ругон-Маккары» не случайно являются «семейным романом», — Золя даёт здесь очень полное, непосредственное, очень органическое, во всех своих элементах жизненное раскрытие бытия мелкой буржуазии. Видение художника отличается исключительной целостностью, ёмкостью, но именно мещанское содержание интерпретируется им с глубочайшим проникновением.

Здесь мы вступаем в область интимного — начиная с портрета, занимающего видное место, до характеристик предметной среды (вспомним великолепные интерьеры Золя), до тех психологических комплексов, которые возникают перед нами, — всё дано в исключительно мягких линиях, все сентиментализировано. Это — своеобразный «розовый период». Роман «Радость жить» (La joie de vivre, 1884) может рассматриваться как наиболее целостное выражение этого момента в стиле Золя.

Намечается в романах Золя и стремление обратиться к идиллии — от реального бытоизображения к своеобразной мещанской фантастике. В романе «Страница любви» (Une page d’amour, 1878) дано идиллическое изображение мелкобуржуазной среды с сохранением реальных бытовых пропорций. В «Мечте» (Le Rêve, 1888) реальная мотивировка уже устранена, даётся идиллия в обнажённой фантастической форме.

Нечто подобное встречается и в романе «Преступление аббата Муре» (La faute de l’abbé Mouret, 1875) с его фантастическим Параду и фантастической Альбиной. «Мещанское счастье» дано в стиле Золя как нечто падающее, вытесняемое, отходящее в небытие. Всё это стоит под знаком ущерба, кризиса, имеет «роковой» характер. В названном романе «Радость жить» рядом с целостным, полным, глубоким раскрытием мелкобуржуазного бытия, которое поэтизируется, дана проблема трагической обречённости, надвигающейся гибели этого бытия. Роман построен своеобразно: таяние денег определяет развитие драмы добродетельных Шанто, хозяйственная катастрофа, уничтожающая «мещанское счастье», представляется основным содержанием драмы.

Ещё полнее это выражено в романе «Завоевание Плассана» (La conquête de Plassans, 1874), где распад мещанского благополучия, хозяйственная катастрофа интерпретируется как трагедия, имеющая монументальный характер. Мы встречаемся с целой серией таких «падений», — постоянно осознаваемых как события космической важности (запутавшееся в неразрешимых противоречиях семейство в романе «Человек-зверь» (La bête humaine, 1890), старый Бодю, Бурра в романе «Дамское счастье» (Au bonheur des dames, 1883)). Когда рушится его хозяйственное благополучие, мещанин убеждён, что рушится весь мир, — такой специфической гиперболизацией отмечены хозяйственные катастрофы в романах Золя.

Мелкий буржуа, переживающий свой закат, получает у Золя полное и законченное выражение. Он показывается с разных сторон, выявляющих его сущность в эпоху кризиса, он даётся как единство разносторонних проявлений. Прежде всего, — это мелкий буржуа, переживающий драму хозяйственного распада. Таков Муре в «Завоевании Плассана», этот новый мещанский Иов, таковы добродетельные рантье Шанто в романе «Радость жить», таковы героические лавочники, сметаемые капиталистическим развитием, в романе «Дамское счастье».

Святые, мученики и страдальцы, как трогательная Полина в «Радости жить» или несчастная Рене в романе «Добыча» (La curée, 1872), или нежная Анжелика в «Мечте», которую так близко напоминает Альбина в «Преступлении аббата Муре», — вот новая форма социальной сущности «героев» Золя. Людей этих характеризуют пассивность, безволие, христианское смирение, покорность. Все они отличаются идиллическим прекраснодушием, но все они смяты жестокой действительностью. Трагическая обречённость этих людей, их гибель, несмотря на всю привлекательность, красивость этих «чудесных созданий», роковая неотвратимость мрачной судьбы их, — всё это является выражением того же конфликта, который определял драму Муре, чьё хозяйство рушилось, в патетическом романе «Завоевание Плассана». Сущность здесь одна, — различна только форма явления.

Как наиболее последовательная форма психологии мелкой буржуазии в романах Золя даются многочисленные правдоискатели. Все они куда-то стремятся, охвачены какими-то надеждами. Но сразу же выясняется, что надежды их тщетны, а стремления слепы. Затравленный Флоран из романа «Чрево Парижа» (Le ventre de Paris, 1873), или несчастный Клод из «Творчества» (L’œuvre, 1886), или прозябающий романтик-революционер из романа «Деньги» (L’argent, 1891), или мятущийся Лазарь из «Радости жить» — все эти искатели одинаково беспочвенны и бескрылы. Никому из них не дано достигать, никто из них не поднимается до победы.

Таковы основные устремления героя Золя. Как видим, они разносторонни. Тем более полным и конкретным оказывается то единство, в котором они сходятся. Психология падающего мелкого буржуа получает у Золя необыкновенно глубокую, целостную интерпретацию.

Два романа о рабочем классе — «Западня» (L’assomoir, 1877) и «Жерминаль» (Germinal, 1885) — представляются характерными произведениями в том смысле, что здесь в мелкобуржуазном мировосприятии преломляется проблема пролетариата. Эти романы можно назвать романами о «классовом соседстве». Золя сам предупреждал, что его романы о рабочих имеют своей целью упорядочение, усовершенствование системы отношений буржуазного общества и отнюдь не «крамольны». В этих произведениях имеется много объективно-истинного в смысле изображения современного Золя пролетариата.

Бытие этой социальной группы в произведениях Золя полно величайшего трагизма. Всё здесь охвачено смятением, всё стоит под знаком неотвратимости рока. Пессимизм романов Золя находит выражение в их своеобразном, «катастрофическом» строении. Всегда противоречие разрешается так, что трагическая гибель является необходимостью. Все эти романы Золя имеют одинаковое развитие — от потрясения к потрясению, от одного пароксизма к другому развёртывается действие, чтобы докатиться до катастрофы, всё взрывающей.

Это трагическое осознание действительности очень специфично для Золя — здесь лежит характерная особенность его стиля. Вместе с этим возникает отношение к мещанскому миру, которое можно назвать сентиментализирующим.

В романе «Деньги» биржа возникает как нечто противоположное деградирующей мелкой буржуазии; в «Дамском счастье» — грандиозный универсальный магазин раскрывается как утверждение новой действительности; железная дорога в романе «Человек-зверь», рынок со всей сложнейшей системой товарного хозяйства в романе «Чрево Парижа», городской дом, представленный как грандиозная «machine pour vivre».

Характер интерпретации этих новых образов резко отличен от всего изображаемого Золя ранее. Здесь властвуют вещи, человеческие переживания оттеснены проблемами хозяйствования и организации, с совершенно новыми материями обращается художник — его искусство освобождается от сентиментализма.

Возникают в произведениях Золя и новые человеческие фигуры. Это уже не мещанские Иовы, не страдальцы, не тщетные искатели, а хищники. Им всё удается. Они всего достигают. Аристид Саккар — гениальный проходимец в романе «Деньги», Октав Муре — капиталистический предприниматель высокого полёта, хозяин магазина «Дамское счастье», бюрократический хищник Эжен Ругон в романе «Его превосходительство Эжен Ругон» (1876) — вот новые образы.

Золя даёт достаточно полную, разностороннюю, развёрнутую концепцию его — от хищника-стяжателя вроде аббата Фожа в «Завоевании Плассана» до настоящего рыцаря капиталистической экспансии, каким является Октав Муре. Постоянно подчёркивается, что несмотря на различие масштабов, все эти люди — хищники, захватчики, вытесняющие добропорядочных людей того патриархального мещанского мира, который, как мы видели, поэтизировался.

Образ хищника, капиталистического дельца, дан в одинаковом аспекте с вещным образом (рынка, биржи, магазина), который занимает в системе стиля Золя столь существенное место. Оценка хищничества переносится и на вещный мир. Так, парижский рынок и универсальный магазин становятся чем-то чудовищным. В стиле Золя предметный образ и образ капиталистического хищника надо рассматривать как единое выражение, как две стороны мира, познаваемого художником, приспосабливающегося к новому социально-экономическому укладу.

В романе «Дамское счастье» дано столкновение двух сущностей — мещанской и капиталистической. На костях разоряющихся мелких лавочников возникает огромное капиталистическое предприятие — весь ход конфликта представлен так, что «справедливость» остаётся на стороне теснимых. Они побеждены в борьбе, уничтожены фактически, но морально они торжествуют. Это разрешение противоречия в романе «Дамское счастье» очень характерно для Золя. Художник раздваивается здесь между прошлым и настоящим: с одной стороны, он глубочайшим образом связан с рушащимся бытием, с другой — он уже мыслит себя в единстве с новым укладом, он свободен уже настолько, чтобы представлять себе мир в его действительных связях, в полноте его содержания.

Творчество Золя научно, его отличает стремление поднять литературное «производство» на уровень научных знаний своего времени. Его творческий метод получил обоснование в специальной работе — «Экспериментальный роман» (Le roman expérimental, 1880). Здесь видно, насколько последовательно художник проводит принцип единства научного и художественного мышления. «„Экспериментальный роман“ есть логическое следствие научной эволюции нашего века», говорит Золя, подводя итог своей теории творческого метода, являющейся перенесением в литературу приёмов научного исследования (в частности Золя опирается на работы знаменитого физиолога Клода Бернара). Вся серия «Ругон-Маккары» осуществлена в плане научного исследования, проведённого в соответствии с принципами «Экспериментального романа». Научность Золя является свидетельством тесной связи художника с основными тенденциями его эпохи.

Грандиозная серия «Ругон-Маккары» перенасыщена элементами планирования, схема научной организации этого произведения представлялась Золя существеннейшей необходимостью. План научной организации, научный метод мышления — вот основные положения, которые можно считать исходными для стиля Золя.

Больше того, он был фетишистом плана научной организации произведения. Его искусство постоянно нарушает границы его теории, но самая природа планового и организационного фетишизма Золя вполне специфична. Здесь сказывается характерный способ представления, отличающий идеологов технической интеллигенции. Организационная оболочка действительности постоянно принимается ими за всю действительность, форма замещает содержание. Золя выражал в своих гипертрофиях плана и организации типичное сознание идеолога технической интеллигенции. Приближение к эпохе осуществлялось через своеобразную «технизацию» буржуа, осознавшего своё неумение организовать и планировать (за это неумение его всегда бичует Золя — «Счастье дам»); познание эпохи капиталистического подъёма у Золя реализуется через плановый, организационно-технический фетишизм. Теория творческого метода, развёрнутая Золя, специфика его стиля, обнажающаяся в моментах, обращённых к капиталистической эпохе, восходит к этому фетишизму.

Роман «Доктор Паскаль» (Docteur Pascal, 1893), завершающий серию «Ругон-Маккары», может служить примером такого фетишизма — вопросы организации, систематики, конструирования романа выделяются здесь на первое место. В этом романе раскрывается и новый человеческий образ. Доктор Паскаль — это нечто новое по отношению и к падающим мещанам и к побеждающим капиталистическим хищникам. Инженер Гамелен в «Деньгах», капиталистический реформатор в романе «Труд» (Travail, 1901) — всё это разновидности нового образа. Он недостаточно развёрнут у Золя, он только намечается, только становится, но сущность его уже вполне ясна.

Фигура доктора Паскаля является первым схематическим наброском реформистской иллюзии, в которой находит своё выражение тот факт, что мелкая буржуазия, форму практики которой представляет стиль Золя, «техницизируясь», примиряется с эпохой.

Типичные черты сознания технической интеллигенции, прежде всего фетишизм плана, системы и организации, переносятся на ряд образов капиталистического мира. Таков, например, Октав Муре из «Дамского счастья», не только великий хищник, но и великий рационализатор. Действительность, которая ещё недавно оценивалась как мир враждебный, теперь осознаётся в плане некоей «организационной» иллюзии. Хаотический мир, зверская жестокость которого ещё недавно доказывалась, теперь начинает представляться в розовых одеждах «плана», планируется на научных основах не только роман, но и общественная действительность.

Золя, всегда тяготевший к тому, чтобы превращать своё творчество в орудие «реформирования», «улучшения» действительности (это отражалось в дидактизме и риторизме его поэтической техники), теперь приходит к «организационным» утопиям.

Незаконченная серия «Евангелий» («Плодовитость» — «Fécondité», 1899, «Труд», «Справедливость» — «Vérité», 1902) выражает этот новый этап в творчестве Золя. Моменты организационного фетишизма, всегда свойственные Золя, здесь получают особенно последовательное развитие. Реформизм становится здесь всё более захватывающей, господствующей стихией. В «Плодовитости» создается утопия о планомерном воспроизводстве человечества, это евангелие превращается в патетическую демонстрацию против падения рождаемости во Франции.

В промежутке между сериями — «Ругон-Маккары» и «Евангелия» — Золя написал свою антиклерикальную трилогию «Города»: «Лурд» (Lourdes, 1894), «Рим» (Rome, 1896), «Париж» (Paris, 1898). Драма аббата Пьера Фромана, ищущего справедливости, дана как момент критики капиталистического мира, открывающей возможность примирения с ним. Сыновья мятущегося аббата, снявшего рясу, выступают как евангелисты реформистского обновления.

Золя приобрёл популярность в России на несколько лет раньше, чем во Франции. Уже «Contes à Ninon» были отмечены сочувственной рецензией («Отечественные записки», 1865, т. 158, стр. 226-227). С появлением переводов двух первых томов «Ругон-Маккаров» («Вестник Европы», 1872, кн. 7 и 8) началось усвоение его широкими читательскими кругами. Переводы произведений Золя выходили с купюрами по цензурным соображениям, тираж романа La curee, вышедший в изд. Карбасникова (1874) был уничтожен.

Роман «Le ventre de Paris», переведённый одновременно «Делом», «Вестником Европы», «Отечественными записками», «Русским вестником», «Искрой» и «Библ. деш. и общедост.» и вышедший в двух отдельных изданиях, окончательно утвердил репутацию Золя в России.

В 1870-х гг. Золя был усвоен главным образом двумя группами читателей — радикальными разночинцами и либеральной буржуазией. Первых привлекли зарисовки хищнических нравов буржуазии, использованные у нас в борьбе с увлечением возможностями капиталистического развития России. Вторые нашли у Золя материал, уяснявший их собственное положение. Обе группы проявили большой интерес к теории научного романа, видя в ней решение проблемы построения тенденциозной беллетристики (Боборыкин П. Реальный роман во Франции // Отечественные записки. 1876. Кн.6, 7).

С начала 1880-х гг. стало заметно литературное влияние Золя (в повестях «Варенька Ульмина» Л. Я. Стечькиной, «Краденое счастье» Вас. И. Немировича-Данченко, «Псарня», «Выучка», «Молодые» П.Боборыкина). Это влияние было незначительным, а сильнее всего оно сказалось на П. Боборыкине и М. Белинском (И. Ясинском).

В 1880-х и первой половине 1890-х гг. романы Золя не пользовались идеологическим влиянием и бытовали преимущественно в буржуазных читательских кругах (переводы печатались регулярно в «Кн. неделе» и «Наблюдателе»). В 1890-х гг. Золя приобрел вновь в России крупное идейное влияние в связи с отголосками дела Дрейфуса, когда вокруг имени Золя и в России поднялась шумная полемика («Эмиль Золя и капитан Дрейфус. Новый сенсационный роман», вып. I-XII, Варшава, 1898).

Последние романы Золя выходили в русских переводах в 10 и более изданиях одновременно. В 1900-х гг., особенно после 1905, интерес к Золя заметно спал, чтобы вновь возродиться после 1917. Ещё ранее романы Золя получили функцию агитационного материала («Труд и капитал», повесть по роману Золя «В копях» («Жерминаль»), Симбирск, 1908) (В. М. Фриче, Эмиль Золя (Кому пролетариат ставит памятники), М., 1919).




Эмиль Золя – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Жизнь Эмиля Золя

слоган «Here Is True Greatness !» режиссер Уильям Дитерле сценарий Хайнц Херальд, Геза Херчег, Норман Райли Рейн, . продюсер Генри Бланк, Хэл Б. Уоллис, Джек Л. Уорнер оператор Тони Гаудио композитор Макс Штайнер художник Антон Грот, Мило Андерсон, Али Хьюберт, . монтаж Уоррен Лоу жанр драма, биография , . слова премьера (мир) релиз на DVD зрителям, достигшим 12 лет время 116 мин. / 01:56

В главных ролях:

показать всех »

Эта картина повествует биографию одного из самых значительных представителей реализма второй половины XIX века, вождя и теоретика так называемого «натуралистического движения» в литературе. Золя стоял в центре литературной жизни Франции последнего тридцатилетия XIX века и был связан с крупнейшими писателями этого времени Флобером, Тургеневым, Доде, Эдмондом Гонкура, Гюисмансом и Мопассаном.

Сын принявшего французское подданство инженера итальянского происхождения, построившего канал в Эксе, свою литературную деятельность начал как журналист. Многие из его первых романов стали «романы-фельетоны», один из самых знаменитых — «Марсельские тайны». На протяжении своего творческого пути Золя сохранил связь с публицистикой, художник всегда принимал активное участие в политической жизни Франции.

Как высшая точка политической биографии Золя, становится его участие в деле офицера Дрейфуса, обвиненного в государственной измене, которое обнажило противоречия Франции 90-х годов XIX века. Его знаменитое открытое письмо в газете Клемансо по поводу ареста Дейфуса под заголовком «Я обвиняю», стоило писателю изгнания в Англию в 1898 году.

  • В 2000 году фильм был включен в Национальный кинорегистр Библиотеки Конгресса.
Если вам понравился этот , не пропустите. развернуть ↓ Если вам понравился этот , не пропустите Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их. все рекомендации к фильм у ( 20 ) скрытые оцененные фильмы ( 5 )
Порекомендуйте фильмы, похожие на « »
по жанру, сюжету, создателям и т.д.
*внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
Отзывы и рецензии зрителей
  • Добавить рецензию.

В истории мировых цивилизаций, всегда находились Люди, бравшие на себя смелость вступить в противоречие с «моральным большинством», за великое дело отстаивания Правды. Эти Личности будучи от природы идеалистами, не терпевшими ложь по отношению к индивиду, выступали подчас против всего человечества, мыслившего в категории «стадного чувства». Как правило они плохо заканчивали(кто на кресте, кто на костре, кто на плахе, кто в изгнании), но будущее всегда реабилитирует истину, а борцов за неё превращает в великих Граждан своих стран и Героев эпох!

Эмиль Золя- личность многогранная и противоречивая. Великолепный писатель, творивший свои романы, на основе фактов из жизни и истории французского народа, познавший и «глубину» дна существования(снимая в молодости грязную мансарду «на двоих», с другим великим творцом- художником Полем Сезанном) и роскошь буржуазного мира(с богатым домом, лангустами на обед и молоденькой любовницей). Что интересно, детей в официальном браке Золя не нажил, зато у него было двое детей «на стороне», которых потом, после смерти литератора и его содержанки, воспитала как родных, жена писателя Александра. Эмиль всегда был смутьяном и каждым новым романом давал очередную пощёчину лицемерным богачам и власть имущим. Также от него доставалось и великим французским романистам прошлого, которых он нещадно критиковал за антиреалистический стиль произведений.

В этой же картине, молодые годы и первые литературные успехи Золя показаны лишь фрагментарно, в первой четверти фильма. Основной интригой которого стал знаменитый судебный процесс над писателем и его участие в пересмотре «дела Дрейфуса», офицера ложно обвинённого в измене родины.

Роль писателя в этой киноленте, сыграл главный характерный актёр довоенного Голливуда- Пол Муни. Артист, чей талант перевоплощения превзойдён на сегодняшний день лишь единицами, а тогда ему просто не было равных. Обладая выразительной манерой игры, скорее в стилистике «немого кино», он великолепно отрабатывал на крупных планах, замечательно передавая своими гипнотизирующими глазами, весь спектр чувств и переживаний героя. А чуть надтреснутая гротескная нотка, добавляющая его работам естественности, была фирменным приёмом актёрского дарования Муни. Играя от внешности и грима, он абсолютно растворялся в персонаже и был поразительно разным во всех своих фильмах.

Золя в исполнении Пола Муни(номинация на «Оскар»), забавный параноик, боящийся сквозняков, постоянно отпускающий шуточки, но при этом знающий себе цену и способный поставить «на место» любого. Многочисленными нюансами игры и деталями в жанре пантомимы, актёр собирает единый образ классика, показывая его мятущимся «правдорубом», летящим вперёд по «параболе» своей судьбы, бросающей ему постоянные вызовы.

Отличны также и эпизодические характеры картины, так Джозеф Шилдкраут заслуженно получил свой «Оскар»(роль второго плана), за аристократичное воплощение капитана Альфреда Дрейфуса. Заметны также Дональд Крисп, в роли адвоката стороны защиты и наш земляк Владимир Соколов, в роли Сезанна. Ну и конечно же, все артисты исполнившие персоналии мерзких генералов и офицеров, отказавшихся признавать очевидное(покрывая истинного преступника), когда правда открылась.

Великолепные диалоги, с фразами которые западают в память, например- «Полный желудок простирается слишком далеко, он не даёт вам видеть того, что происходит вокруг» Лента, даром что снята в любимейшей американской традиции- судебной драмы, получила главную награду киноакадемии «Оскар»- за лучший фильм года, так же, как и за адаптированный сценарий. И надо сказать- абсолютно заслужено!

Иногда ты смотришь на окружающий мир, вглядываешься в пучину его истории, и тебе кажется, что кроме ненависти, подлости и бесчестия в этом мире больше ничего не существует. Кажется, что все люди только и заботятся о себе, а другие люди их просто не интересуют. Однако порой являются свету личности, целью существования которых является борьба за честь и достоинство угнетенных и невинно осужденных. Таким великим человеком был знаменитый французский писатель Эмиль Золя, которому была посвящена картина, удостоенная трех премий Оскар, включая в номинации Лучший фильм.

Фильм повествует историю жизни одного из самых знаменитых французских писателей и, пожалуй, самого порядочного в мире человека Эмиля Золя. Он начал свою карьеру, будучи бедняком, вынужденным ютиться в крошечной комнатушке на чердаке. Но его усердие и талант поставили его на ступень славы и богатства. Однако, действительно, его жизнь меняет известное дело Дрейфуса.

Пол Муни великолепно исполнил свою роль. Мало того, что он просто проявил свой настоящий талант, но также смог вжиться в роль главного героя в любом возрасте. Так, например, он удачно сыграл молодого и энергичного Эмиля, который только начал дерзить окружающему миру за его несправедливость и жестокость. А во второй половине фильма Муни удается блестяще сыграть уже пожилого Золя с его необычной манерой говорить и забавной походкой. Также еще одной запоминающейся ролью была роль Джозефа Шилдкраута, сыгравшего того самого Альфреда Дрейфуса, мужественного человека, который не сдался, несмотря на давление и угрозы со стороны властей.

Мне очень понравилось, что режиссер не превратил фильм в хронику, в которой мы могли бы наблюдать каждое событие, случившееся в жизни главного героя. В «Жизнь Эмиля Золя» режиссер акцентировал свое внимание исключительно на тех событиях, которые колоссально повлияли на жизнь Золя. Хочу отметить то, что режиссеру удалось превосходно изобразить коррумпированные бразды правления Франции того времени, тем самым впитав в зрителя ненависть в несправедливости и желание борьбы с ней.

Особо хочу похвалить сценаристов за их работу. Как уже было сказано ранее, основное внимание акцентируется на тех событиях, которые существенно повлияли на судьбу писателя. Так, например, произвел впечатление эпизод, в котором Золя встретил проститутку Нана, которая спровоцировала на написание книги о несчастной участи обездоленных. Но более всего мне понравилась речь Золя в суде, в которой он попросту изложил смысл своей жизни.

Потрясающий композитор Макс Штайнер, которому очень сложно найти равных, написал потрясающий саундтрек. В музыку он, можно сказать, вложил душу самого Золя, передав великолепие и чистоту души это замечательного человека. Особенно понравилась главная тема, слушая которую ты словно погружаешься в мир главного героя.

Защита угнетенных и обиженных — это долг, которому посвятил всю свою жизнь Эмиль Золя. В этом фильме он предстанет вам в роли настоящего героя и гения, который потрясает своим мужеством и складом ума, благодаря которым ему удается обрушить воздушные замки негодяев и спасти невинного человека от долгой и мучительной смерти.




Эмиль Золя – биография, фильмы, фото, личная жизнь, последние новости 2019

Ни дня без строчки. Эмиль Золя жил странной жизнью и умер странной смертью

Эмиль Золя был личностью неординарной. В нём необъяснимо сочетались глубокий реализм — тот самый, которым пронизаны все его произведения, и всеобъемлющий романтизм, сопровождающий писателя всю жизнь.

Сын инженера-авантюриста

Эмиль Золя родился 2 апреля 1840 года в семье инженера Франсуа Золя, уроженца Венеции (по-итальянски фамилия читается как Дзо́ла). Отец будущего писателя был человеком смелым, дерзким и чрезвычайно предприимчивым. Полный новаторских идей и планов, ещё до знакомства с будущей женой он успел исколесить половину Европы, принять активное участие в строительстве первой железнодорожной линии, даже завербоваться в иностранный легион и повоевать в Алжире. Впрочем, его военная карьера не задалась — после скандала, связанного с финансовой растратой, Франсуа был вынужден подать в отставку. Эта неудача его ничуть не обескуражила и дерзости с предприимчивостью не убавила. В 1833 года Франсуа Золя возвращается во Францию, где пытается «продавить» свои проекты строительства канала в Провансе и оборонительных укреплений вокруг Парижа. Проходят месяцы, но финансов ему так никто и не выделяет. В этот сложный для себя момент Франсуа знакомится в церкви с Эмели Обер, дочерью простого маляра.

За юной красавицей не давали практически никакого приданого, но влюблённого Франсуа это не остановило. Ослеплённый красотой и юностью Эмели, 16 марта 1839 года 44-летний инженер-неудачник вступил в законный брак. Уже через год у четы родился сын, будущий классик французской прозы.

Ребёнок рос хилым и тщедушным, часто болел. Быть может, если бы семья решила жить в Париже, мировая литература и вовсе осталась бы без одного из своих талантливых сыновей. Но мальчику повезло: после долгих лет обивания порогов его отцу всё-таки удалось убедить власти провансского Экса в необходимости сооружения канала. Семейство Золя перебралось в Прованс. Это было золотое время в жизни маленького Эмиля — ему очень понравился город, здесь у него было гораздо больше свободы, в семье появился достаток. Увы, счастье оказалось недолговечным — в марте 1847 года Франсуа Золя умер от воспаления лёгких, простудившись во время инспекции строительства своего детища.

Эмели и Эмиль остались одни, в весьма стеснённых обстоятельствах. Оказалось, что инженер оставил массу долгов, о которых его вдове ничего не было известно. Осаждаемая кредиторами, Эмели была вынуждена переехать в более дешёвый район, а также распродать все акции канала и безделушки, украшавшие дом. Семья понемногу скатывалась в нищету. Однако Эмели не оставила мысли дать сыну приличное образование. Она обратилась в городской совет с просьбой выделить средства на обучение сына «в качестве посмертного вознаграждения за услуги, оказанные её мужем городу Эксу». Городской совет пошёл навстречу, и мальчик был зачислен в пансион Бурбонов. С раннего детства Эмиль мечтал прославиться и сделать нечто такое, чем его мать могла бы гордиться. Он с усердием принимается за учёбу и преуспевает, быстро зарабатывает репутацию отличника. Но любви одноклассников ему это не приносит: его считают нищим выскочкой, пришлым чужаком. К тому же Эмиль никак не мог избавиться от дефектов — с детства он сильно шепелявил, да ещё был сильно близорук. Гонения и насмешки сильно отравляли ему жизнь, пока в один прекрасный день на его защиту не встал смуглый здоровый парень. Его звали Поль Сезанн, будущий известный художник-импрессионист. С тех пор они стали неразлучны и пронесли свою дружбу через годы.

Трудное время

В 15 лет Эмиль начинает проявлять интерес к противоположному полу и заглядываться на юных девушек. Вместе с Сезанном и ещё двумя закадычными друзьями Золя с головой погружается в поэзию. Стихи, сонеты, поэмы пишутся с поразительной скоростью и частотой, юноши проводят время в бесконечных рассуждениях о светских дамах и падших женщинах. Приятное времяпрепровождение резко обрывается, когда мать Эмиля решает перебраться в Париж и, естественно, увозит с собой сына.

Столица юноше сильно не понравилась. Мрачный город производит удручающее впечатление, Золя рвётся назад в Экс, но материальная зависимость от матери, подрабатывающей шитьём, сковывает его по рукам и ногам. Сам же Эмиль никак не может себя найти — он учится в Париже и Марселе, но диплома так и не получает. Пытается поступить на службу — безуспешно. Иногда провинциальные газеты печатают стихи Золя, и тогда он вновь начинает надеяться на нечто большее, нежели карьера офисного клерка, но надежда эта быстро угасает. Зачастую материальное положение Эмиля столь плачевно, что он вынужден ловить на крыше воробьёв, чтобы зажарить их на ужин. Несмотря ни на что, он продолжает писать. Кутаясь в сильно потёртый плед в нетопленой мансарде, Золя пишет стихи и поэмы, так как это лучшее, что он умеет.

Только в конце 1861 года Эмилю (ему уже исполнилось двадцать) улыбается удача — он поступает на скромную должность рассыльного в издательстве Луи Ашетта. Воспользовавшись случаем, молодой поэт показывает свои стихи издателю, но впечатления они не производят. «Стихи неплохи, — говорит господин Ашетт, — но на вашем месте, юноша, я бы попробовал себя в прозе».

Эмиль уже и сам об этом подумывал и даже написал несколько новелл своего первого романа, поэтому предложение издателя встретил спокойно. «Проза так проза, стихи подождут», — решил юноша и быстро настрочил сказку «Поцелуй ундины», с которой и началась его литературная карьера.

Парижская цветочница

Вскоре в Париж приезжает друг Золя по пансиону Бурбонов — молодой художник Сезанн. У него схожие проблемы — стиль его живописи не нашёл одобрения на малой родине, и Сезанн решил выставляться в Париже, на Салоне 1863 года. Однако и здесь его ждёт неудача — публика тех лет, в основном зажиточные буржуа, очень не любила, когда кто-то посягал на её привычки и нравственность. Стиль живописи Сезанна, как и стили Моне, Ренуара, Писсаро, Дега и особенно Мане, вызывал ужас и неприятие, никто не хотел видеть на полотнах обнажённую натуру и откровенные сцены.

Но Эмиля картины друга приводили в полный восторг. Новаторская живопись будила его воображение, погружая в пучину эротических фантазий. Сезанн водил Золя по творческим мастерским, где тот познакомился, а потом и сдружился со многими передовыми художниками.

В одной из мастерских он встретил Александрину Меле — цветочницу с площади Клиши, в свободное время подрабатывающую натурщицей. Яркая, общительная брюнетка производит на Золя глубокое впечатление. Александрину нельзя было назвать классической красавицей, но она обладала пышным телом, выразительными глазами, пленительной улыбкой, а главное — крепко стояла на ногах и отличалась здравыми суждениями. Именно такая женщина нужна была Эмилю — женщина-друг, женщина-соратник, женщина-мать.

Они стали жить вместе, и никогда Эмилю не было ещё так спокойно и удобно. Жена целиком взяла на себя быт, прекрасно готовила, не мешала работать. Мать Золя приняла Александрину настороженно. Ей хотелось, чтобы сын, «будущая знаменитость», нашёл себе женщину «не из простых» — более утончённую, более аристократичную, более молодую (Александрина была на год старше Эмиля). Но между тем поселилась в одной квартире вместе с сыном и его любовницей.

Дела Золя пошли в гору. Он очень много работал, публикуясь в парижских газетах, и на эти доходы мог позволить себе содержать семью. Правда, одного этого занятия амбициозному писателю было явно мало. Он серьёзно обдумывает цикл романов в подражание «Человеческой комедии» Бальзака, которой искренне восхищается.

На долгие годы Золя придумал себе распорядок дня: подъём в 8 утра, прогулка, работа до обеда, далее встречи с нужными людьми и работа в библиотеке. На протяжении 10 лет, пока писалась сага о Ругон-Маккарах, Золя практически ни разу не отступил от заведённого им самим распорядка. Постепенно он превратился в этакую «литературную машину», работающую без перебоев и срывов. Он воплощал свою детскую мечту — создать нечто такое, из-за чего его мать будет им гордиться.

Александрина, все эти годы находившаяся рядом, многого не требовала. Она поддерживала мужа во всём, вела его дом, избавляя от малейших бытовых трудностей. Единственная её мечта была в том, чтобы Эмиль наконец узаконил их отношения. А Эмиль и не возражал — ему было удобно, тепло и сытно. В 1870 году они отпраздновали скромную свадьбу, на которой была только мать Эмиля и несколько его друзей.

Муж двух жён

Франция, а вместе с ней и Золя пережили и крах Второй империи, и франко-прусскую войну. Всё это время романы из серии «Ругон-Маккары» с успехом издаются, деньги к писателю уже текут рекой. И Эмиль и Александрина, пережившие нищету, ни в чём себе не отказывают: покупают и антиквариат, и копеечные безделушки — всё, на чём останавливается глаз. Современники рассказывают, что кабинет писателя вмещал в себя невообразимое количество разнообразных предметов, развешанных и расставленных по стенам и полкам.

Покупаются самые дорогие продукты и вина, Эмиль ест и никак не может наесться. Очень быстро он начинает полнеть и при небольшом росте достигает веса более ста килограммов. И без того предрасположенная к полноте Александрина не отстаёт от мужа.

Эмиль с женой и матерью переезжает на виллу близ Парижа, где продолжает работать в прежнем режиме — ни дня без установленной литературной нормы. Часто в гости наведываются парижские друзья — писатели и художники, которые радушно принимаются Александриной, накрываются широкие столы, вино течёт рекой.

Браку Эмиля и Александрины исполнилось уже 18 лет. Детей у них не было, но супруги не сильно печалились: всё время и любовь Эмиля были отданы работе, Александрина же, полностью занятая проблемами мужа и бытом, тоже не скучала.

Летом 1888 года Александрина наняла в помощь по дому новую прачку — Жанну Розеро, дочь мельника. Девушке только-только исполнился 21 год, и она очень радовалась, что попала в услужение в такой приличный дом. Юная и весёлая Жанна ворвалась в жизнь Эмиля, подобно свежему ветру. Сорокавосьмилетний писатель влюбился, как мальчишка: он любовался стройной фигурой девушки, её личиком, слушал, как она поёт в прачечной. Его очаровал мягкий и добрый нрав Жанны, в то время как Александрина с годами становилось всё более резкой и властной.

Захваченный вихрем чувств, Золя постепенно меняет свой образ жизни: начинает больше двигаться, кататься на велосипеде, прекращает спать после обеда. К концу лета он сбрасывает 25 килограммов, с лица исчезает отёчность, глаза сияют молодым светом. Жанне льстит внимание известного писателя, она благосклонно принимает знаки внимания с его стороны.

Золя снимает для Жанны квартиру в Париже, куда начинает регулярно наведываться. Отношения Эмиля и Александрины давно стали просто дружескими, поэтому он находит в Жанне то, чего ему так не хватает в браке. Ослеплённый любовью, он теряет осторожность и начинает появляться вместе с любовницей в публичных местах. Вскоре Жанна рожает ему дочь Денизу, к великой радости писателя — наконец-то, после стольких лет, фактически на склоне жизни он становится отцом. А через два года на свет появляется и сын Жак.

Очень быстро Александрина узнаёт о тайной связи мужа. Она оскорблена и унижена, ревность и гнев переполняют её душу. Она то требует объяснений, то умоляет Эмиля порвать с любовницей. Однако Золя, который всю жизнь был мягким и покладистым, теперь отказывается наотрез. Не в силах владеть собой, несчастная женщина врывается в квартиру Жанны, находит там письма мужа к сопернице и сжигает их.

Однако Александрина всегда была женщиной умной и практичной. Она понимает, что скандал навредит в первую очередь дорогому Эмилю, чего допустить никак не может — она по-прежнему любит мужа. К тому же её собственное благополучие целиком зависит от его книг. Александрина принимает нелёгкое для себя решение: как бы то ни было, она — мадам Золя, законная супруга писателя, а всё остальное не имеет значения.

Эмиля такой подход супруги полностью устраивает. Он по-прежнему привязан к ней, ему стыдно за причинённую им боль, но от Жанны и детей он оказаться не в состоянии. Поэтому долгие годы сценарий оставался таким: первую половину дня Золя проводил с законной супругой, вторую — с Жанной и детьми. На всех светских мероприятиях появлялся с Александриной, но при первой же возможности бежал ко второй семье. Александрина скрепя сердце ему это позволяла: главное, чтобы всё имело благопристойный и респектабельный вид.

Странная смерть

Шли годы. Со временем сердце Александрины смягчилось, и она смирилась с тем, что Эмилю необходима вторая семья. В один из дней, заметив, как муж наблюдает за игравшими детьми в бинокль, она попросила: «Пригласи их в дом!».

С тех пор Дениза и Жак часто бывали в доме отца и даже прогуливались в парке вместе с Эмилем и Александриной. Не имея собственных детей, мадам Золя искренне привязалась к внебрачным отпрыскам мужа, была к ним добра и великодушна.

Эмиль же наконец достиг полной гармонии в своих семейных и творческих делах. Обе семьи жили в мире и согласии, и писалось ему свободно и легко. Пришла пора расширить сферу деятельности.

Раньше общественно-политическая деятельность Золя была довольно скромной. Певец народа, он мысли и чувства выплёскивал на страницах своих многочисленных произведений, ни на что другое не оставалось ни времени, ни сил. Однако в январе 1898 года он принимает активное участие в громком «деле Дрейфуса». Этот процесс по обвинению французского офицера-еврея в шпионаже родился на фоне сильных антисемитских настроений в обществе и буквально расколол французов на два лагеря. Газета L’Aurore публикует обличительное письмо Золя к президенту республики, известное под названием «Я обвиняю». Писатель открыто и эмоционально уверяет, что дело сфабриковано и Дрейфус невиновен. Эта публикация имела эффект разорвавшейся бомбы: теперь обвинения и угрозы сыпятся уже в адрес писателя, «защитника евреев и шпионов».

Золя вынужден бежать в Англию, куда за ним последовали обе жены и дети. Новое место жительства он невзлюбил с первого же дня с типичным для француза набором претензий: погоду и местную кухню он счёл «вечно плохими», но главное, что все вокруг говорят по-английски. Когда страсти на родине улеглись, Эмиль смог вернуться в Париж. Как оказалось, чтобы умереть.

Вечером 29 сентября 1902 года было холодно и сыро. Писатель попросил слугу разжечь камин. Поужинав, Александрина с мужем уснули. Посреди ночи мадам Золя проснулась от того, что почувствовала себя очень плохо. Эмиль не спал — ему также нездоровилось. «Давай позовем слуг?» — предложила Александрина, но Эмиль, человек тактичный и деликатный, пожалел их и не стал будить среди ночи.

Утром слуги забеспокоились, почему хозяева, встававшие рано, до сих пор не звонят. Войдя в комнату, обнаружили труп хозяина и хозяйку в глубоком обмороке. Усилиями врачей Александрину удалось спасти. По заключению медиков, Эмиль Золя с супругой отравились угарным газом, который поступал в комнату из горящего камина.

Расследование длилось долго: обнаружилось, что дымоход был заткнут строительным мусором, на крыше виднелись следы. Но кому они принадлежали — рабочим, накануне чинившим крышу, или злоумышленникам — так и осталось неизвестным. До сих пор непонятно, было ли это несчастным случаем или убийством.

Александрина и Жанна очень тяжело переживали кончину любимого мужчины. Общее горе сблизило их, все оставшиеся годы они посвятили детям Эмиля. Писатель при жизни не раз говорил жене, как хотел бы, чтобы дети носили его фамилию. Ей удалось добиться через суд, чтобы желание мужа сбылось — Дениза и Жак получили фамилию Золя. Жанна так и не вышла замуж, до самой смерти храня верность Эмилю. Она умерла в 1914 году после неудачной операции. Александрина дожила до глубокой старости, подняв на ноги детей писателя.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector